Классика или глубокое проникновение. Театр

Классика или глубокое проникновение. Театр

27 марта тысячи театралов по всему миру наполнят ванну шампанским и, попивая старый коньяк, пустятся во все тяжкие. Ведь в этот день вся богема и им сопереживающие будут отмечать Международный день театра.

А сейчас вы должны услышать шорох шелков и ощутить запах театрального бархата, прижмуриться от света софитов и сглотнуть слюну от волнения первого выхода на сцену… Пардон, друзья, так бывает только в кино и мемуарах истинных звезд, а у многих из нас театр начинался с насилия. Да, и не просто насилия, а детского. Некая госпожа, всегда скрывающая свое истинное лицо за серым невзрачным костюмом, собирала вместе 20-30 детей, припугивая родителями, и вела нас всех на галерку некого театра. Там давали что-то пестрое и скучное по школьной программе. А иногда за особые проступки назначалась высшая степень пыток – балет или опера. Но оставим прошлое в прошлом, что вы знаете о современном театре сейчас? Франко? Русская драма? Еще?

Сейчас под руководством Министерства культуры только в Киеве более 20 театров. Мольер, Чехов, Рей Куни, Карпенко-Карый со Старицким и Кропивницким – имена, отдающие дрожью еще со школьной скамьи. Авторы, безусловно, превосходные, классика времен, все дела…Но скучно, господа, в большинстве своем откровенно скучно. Ритм города диктует правило: цени время – бери лучшее и не трать жизнь на посредственность.

Я расскажу вам о «другом» театре, вне зоны управления министерства и вне зоны привычности и предсказуемости. Чтобы увидеть его, нужно приложить усилия - эти ребята не развешивают билборды и не оплачивают рекламу. Они тихо и честно делают театр для думающих и чувствующих людей.


Он же театр Переселенца – основанный осенью 2015 года
в Центре наук и искусства «DIYA»
(на территории киностудии им. А. Довженко)

Лица:

Театральный режиссер Георг Жено, психотерапевт Алексей Карачинский, украинские драматурги Наталья Ворожбит, Максим Курочкин, Дмитрий Левицкий, кинорежиссер Лиза Смит и много друзей.

О чем и зачем:

Театр построен на откровенности/боли/искренности и отчаянном желании жить людей, столкнувшихся с несправедливостью/насилием/тяжелыми жизненными ситуациями. В большинстве случаев переселенцев. Они делятся болью и им становится лучше, мы принимаем их такими, какими они есть. И мы становимся лучше. Фактически, театр помогает трансформировать травмы в опыт. И не только участникам. Часто на спектаклях Театра переселенца внутри начинает звенеть, они трогают то, что болит и у тебя, только ты об этом предпочитаешь молчать


Он же «Дикий театр» – театр свежий и дерзкий,
не привязан ни к одной площадке, предпочитает перемещаться по городу.
Отличается яркими рекламными компаниями - двух слов
в поисковике достаточно, чтобы обнаружить, в каком месте
«дикие театралы» будут творить в следующий раз

Лица:

Появился в начале 2016 с легкой руки критика Ярославы Кравченко, необузданного режиссера Максима Голенко, экзистенциальной
Ксении Скакун и группы ярких
острохарактерных актеров.

О чем и зачем:

Театр отличается зрелищными спектаклями. Но одновременно, не заботясь об усладе ваших чувств, рубит остро и с плеча. Не юмор, а сарказм, не уговоры, а пытки, не роли, а социальные архетипы. Тут корячится в приступе эпилепсии легендарный Ян Кертис, французы попадают в небывалый замес в полтавском селе и в кокаиновом передозе на люстре катаются мертвые младенцы.
Ребята говорят о современном мире современным языком, без цензуры и табу.
Почти все спектакли с грифом 16+ и просьбой не брать с собой детей

Он же POSTPLAY театр,
основан в декабре 2015, очень органично
разместился между Мезанином и Клоузером на Подоле

Лица

Организован и построен (в прямом смысле слова, со сварочными аппаратами и бетономешалками) инициативной группой драматургов Дэна и Яны Гуменных, режиссеров Галины Джикаевой и Антона Романова, театрального критика и продюсера Кристины Хоменко

О чем и зачем:

Позиционируется как площадка для самых смелых экспериментов. Стилистика: документальный, социально острый театр, театр поиска формы.
Здесь вы услышите живой язык, увидите живых людей, таких же, как у метро, но живее и неравнодушнее. Ребята уже успели пройтись по темам ополченцев, войны, отжатого Крыма. Фактически, в данный момент театр работает в жанре критически-художественного осмысления реальных событий

 


Он же качественный театр с хорошими инвестициями
Все вышеперечисленные театры не могут похвастаться финансированием.
Практически каждый из них существует на личные средства организаторов.
Что порой может сказываться на качестве картинки, но не смысла.
В тоже время существует театр обеспеченный, это отражается
и на качестве бумаги для флаеров, и на декорациях

Лица:

К этому весьма условному подвиду театра можно отнести проекты продюсера и актрисы Ирмы Витовской, созданные в сотрудничестве с режиссерами Стасом Жирковым (Театр Золотые Ворота ) и Ростиславом Держипильским (Ивано - Франковск). Сюда же можно отнести работы изгнанника национальной оперы Дениса Матвиенко ("Великий Гетсби")
Делает попытки заявить себя в жанре «дорогого» театра и проект «New Stage» режиссера Игоря Матиева, который собрал в своем пилотном спектакле «Just Married» очень хороших молодых и очень медийных артистов.

О чем и зачем:

Сюда приятно приходить, здесь всегда теплые и уютные залы, но главное, с тобой разговаривают искренне и на правильные темы. Могут посмешить, могут погрустить, могут удивить, но не оставить равнодушным

Он же - отдельные люди и проекты, которые пробуют себя в разных жанрах
и смысловых плоскостях
. Их театральные выстрелы пока одиночны,
но уже сейчас заслуживающие внимания. Вы должны посмотреть это,
чтобы быть готовыми к тому залпу, который они могут выдать уже завтра







Антон Литвинов - пропагандирует современную украинскую оперу. Даже больше, просто берет и делает современную оперу, по-своему, свежо и непривычно. Классический жанр оживает, становится откровеннее и ближе. Автор проекта «Опера в чемодане», известен также как режиссер и сценарист провокативной оперы «Розовый бутон» с группой “Хамерман Знищує Віруси”


Мариам Агамян - живой, острореагирующий театральный организм, в поле интересов которого социальное неравенство и вопросы феминизма. Мариам берет тему и долго копает, пока не найдет ее суть с помощью театральных инструментов. Один из последних очень живых и познавательных проектов «Меня бесит!», основан на тайных и открытых свидетельствах людей о том, что их раздражает




 

Игорь Белиц, Алина Скорик и Алексей Доричевский - мобильная группа 3Д, состоящая из двух актеров и куратора/педагога/режиссера. Декларирует принципы работы в театре – исключительно по любви, в таком же духе делают свои работы. Одна из последних – продемонстрировала новый жанр в украинском театре, сторри-теллинг.

Это представьте себе ту самую училку в сером костюме, которая не тащит вас в театр по холоду на галерку, а приходит сама, и доступно, в игровой форме рассказывает, в чем соль произведения. Сторри-теллинг «Гайдамаки» по поэме Шевченка стал живым, пульсирующим, интерактивным спектаклем, в котором ты не только принимаешь участие, но и занимаешь личную позицию. Ненавязчивость – вот прелесть работ ЗД.







Артур Невенчанный - творческое объединение Connect. Молодой режиссер явно находится под влиянием Ивана Вырыпаева, доказательство чего - два спектакля по Вырыпаеву и в его стилистике. Это размеренно закольцованный «Танец Дели» (ЦТМ «Сузір'я») и спектакль-танец «Суд», показанный единожды в Клоузере. Режиссер «копает» в необычной стилистике, художественно-философский вектор его изыскан и медитативен




Андрей Май - куратор и режиссер очень многих проектов, но фактически Андрей стоит у истоков в новом украинском театре, начиная с движения новой драмы, фестивалей и site-specific постановок. Единственный минус режиссера – его непостоянство и несистематичность. Он вроде шевченковского човника «то вирина, то потопа», хотя зрители, попавшие на его спектакли/или лучше сказать «в» его спектакли, сразу могут влюбиться до беспамятства или возненавидеть до глубины души

Есть на карте Киева несколько стремительно развивающихся кластеров,
которые вот-вот да и порадуют нас новым искусством




 

Среди них самый перспективный – «Арт-завод Платформа», который решил перенаправить свой вектор с еды и шмоток в сторону прекрасного, но менее материального. Сюда в этом году перекочевывает Гогольфест. А где фестиваль, там счастье! Кроме того, «Платформа» собирается наладить собственное производство культурного продукта, благо, и вкус, и площадка, и потенциал у ребят есть.

Еще один, чуть менее стремительно, но безостановочно развивающийся кластер - Центр Довженко. И коль уж тут есть кино, выставки и лекции – должен быть и театр!

Свято место – пусто не бывает. После громкого Гогольфеста на ВДНХ площадка стала очень привлекательной. Во-первых, просторы позволяют развернуться масштабно, во- вторых, потенциальные посетители уже протоптали тропу в некогда заколдованное место. Приведет ли эта тропа к душевному елею – посмотрим.

Есть сомнения, что столь длинную антологию современного театра вы дочитаете до конца, но если это случится, обратите внимание на эти имена: Павел Юров, Дмитрий Косюминский – отличные театральные режиссеры, впавшие в творческую спячку. Если встретите их в городе, дайте легенький пинок. Без их философии и мировоззрения, воплощенного в спектаклях, театральная карта Киева не полная

Цените свое время,
проводите его со смыслом –
и да пребудет искусство жить
и творить внутри вас


PS: не верьте тетке в сером костюме,
которая пугает вас родителями.
Делайте выбор сами!

 

По теме

Читай также

Количество просмотров: 4092
ЗакрытьСити-гайд Gloss.ua Получай самые интересные материалы первым!
  • facebook.com
  • vk.com
  • instagram.com
  • google.com
Комментарии