Секреты Чернобыльской зоны отчуждения: интервью со сталкером

Секреты Чернобыльской зоны отчуждения: интервью со сталкером

Богдан Семенченко
18 августа 2017, 09:30
19974

 

Мы встречаемся с Димой в одном из заведений на Крещатике. Он с товарищем вернулся из Чернобыльской зоны отчуждения буквально несколько часов назад — на его рюкзаке до сих пор пятна от штукатурки заброшенных зданий, его ноги гудят от мозолей и вот-вот к нему подкрадется крепатура. Но когда он начинает говорить о своих приключениях, создается впечатление, будто за последние четыре дня он не прошел пешком 105 км по пересеченной местности, а только собирается отправиться в ЧЗО. Диме 20 лет и это был его шестой поход.

 

Как всё начиналось

 

Идея сходить в Чернобыльскую зону отчуждения появилась у меня класса с пятого, когда я серьезно стал интересоваться аварией на ЧАЭС. Я начал искать много материалов в местной библиотеке на эту тему, готовил в школе презентации. А в классе восьмом, когда у меня появился интернет, я познакомился с таким явлением, как нелегальное проникновение в ЧЗО. Сначала я собирался идти туда как полагается, с гидом, и уже только потом, став чуть старше, вернуться в зону нелегально. Но судьба повернулась так, что услугами гида я так и не воспользовался — в 18 лет я пошел туда самовольно.

 

 

Почему не с гидом

 

Недорогой тур — романтическая прогулка за ручку с гидом, где нельзя отклоняться от накатанных туристических троп. С такой экскурсией ты не увидишь рассвет, сидя на 150-ти метровой высоте ЗГРЛС Дуга, попивая чай. Не проводишь закат на крыше шестнадцатиэтажки под огни ЧАЭС. Не оценишь вкус сублимированной еды, которая делается вкуснее с каждой десяткой намотанных километров по ебенях. И самое главное: не проверишь себя, оставаясь один на один с дикой природой. Суммарное влияние этих понятий дает тебе такие эмоции, что рядовые вещи, приносящие кайф, попросту блекнут.

Первое впечатление 

 

Зайти в саму зону несложно. Колючая проволока, которой она ограждена, в некоторых местах пришла в полную негодность, ведь с 80-х её никто не ремонтировал.

А первое впечатление было смешанным. Поваленные дома в заброшенных деревнях не вызывали настоящих переживаний, но когда мы зашли в город Припять и увидели первые панельки, заводы, знаменитую 16-этажку по улице Леси Украинки, я просто обомлел. У меня перемешались все мои воспоминания о том, как я играл в игры на эту тематику, читал книги, Википедию, смотрел документалки. Я остановился и сказал: «Я дома». Теперь говорить так, когда снова заходишь в зону — это мой сталкерский ритуал.

 

Радиация 

 

Атмосфера такого похода радикально отличается от похода на любую другую территорию в Украине. Нужно постоянно быть начеку — прятаться от патрулей, работников зоны, постоянно слушать шорохи, издалека улавливать шум мотора. Вторая опасность — это та же радиация. Для здоровья это, пожалуй, не очень приятно, но в целом ничего страшного нет. И пусть ионизирующее излучение в ЧЗО становится всё слабее, мы всегда стараемся строить наши маршруты в обход так называемых радиационных пятен. В любом случае, есть такая сталкерская поговорка: «Нет дозиметра — значит нет и радиации», а значит нечего и бояться. Даже в известном Рыжем лесу мы намерили максимально 5 миллирентген/час, то есть 38 миллизивертов в час. Для первых проявлений лучевой болезни в этом «пятне» нужно находиться не менее полугода.

 

 

Новый год в ЧЗО

 

Чернобыльская зона постоянно патрулируется. Периодами этим занимаются Национальная гвардия Украины, пограничная служба, которая патрулирует окраины ЧЗО, и Национальная полиция. Однажды мы хотели встретить Новый год в ЧЗО и 31 декабря 2015 года нас приняли. Снега тогда было по колено и его, естественно, никто не чистит. Нас нашли по следам. Мы в это время сидели на крыше 16-этажного здания и деваться было некуда. Тогда ещё и саркофаг не надвинули и перед нами была чистая заснеженная Припять. Красный от мороза коп встретил нас с улыбкой: «Ну шо, козаки, гайда оформлятися?»

 

Что делают с теми, кого ловят

 

Полицейские — хорошие ребята, всё делают по закону, взяток не берут. Когда сталкеров принимают, их везут в ближайший полицейский отдел. Нелегальное проникновение в ЧЗО без разрешения соответствующих органов — это статья 46/1 Кодекса Украины об административных правонарушениях. Она влечет за собой штраф 340 гривен и плюс мы платим судовой сбор около 300 грн. В итоге штраф в 740 грн обходится примерно во столько же, сколько и обычная экскурсия. По процедуре оформления полицейские осматривают твои вещи и удаляют фотографии с цифровых носителей. Дальше они усаживают тебя на автобус, который едет в Киев.

 

Что сталкеры берут с собой

 

Для ориентирования на местности мы используем GPS-навигаторы с телефонов. Со спутника мы смотрим, как не попасть в болото и обойти мелиоративный канал. В целом подготовка такая же, как к обычному походу. Идет раскладка еды: на вечер тушенку, на утро медленные углеводы. Берем с собой фильтры для воды. Мест для её забора достаточно. В плане одежды всё тоже просто — она должна быть надежной и удобной. Также мы предпочитаем камуфляж — он помогает прятаться от патрулей. За наш крайний поход мы прошли 105 км. за четыре полных дня. Мой личный рекорд — 44 км за 11 часов. Мы тогда очень спешили добраться выйти из зоны, чтобы успеть на последний автобус.  

 

 

Угарный газ, галлюцинации и прочие неприятные вещи

 

Неприятные ситуации могут случится повсюду, даже в самых неожиданных местах. Мы часто ложимся спать в заброшенных домах и хорошо, если там еще сохранилась печь. После полной эвакуации их разрушали, чтобы в доме никто не мог селиться. В селе Буряковка мы нашли хорошо дачку, растопили стандартную русскую печь и легли на нее сверху. Несмотря на то, что на улице было около -25°С, в доме стало очень тепло. Проснулся я от мата своего товарища — оказалось, что его каремат расплавился и прилип к печи. А на следующий день по причине плохой мы чуть не задохнулись во сне от угарного газа. На утро у нас было головокружение, слабость, и хорошо, что в ту поездку мы взяли ибупрофен.

Для сталкера очень важно его психофизиологическое состояние. Такой поход всегда сопряжен с огромной нагрузкой. Болота, кочки, пересеченная местность, огромные расстояния, страх быть замеченным — всё это очень подкашивает новичков. Это настоящий выход из зоны комфорта.

Есть история, которая случилась буквально пару дней назад. С нами шел перворазник, назовем его Антон, который до этого ни в один поход не ходил — сидел дома играл в «Танки». Мы вышли с ним из города Припять и нам предстояло пройти около 26 км до следующего привала. Проходим очень грязное село Копачи. Там слева от дороги стоит огромный пережиток советской эпохи — бронзовый памятник неизвестному солдату. Выглядит он реально крипово, особенно если смотреть на него в темноте под светом фонарика. Проходим мы это место и идем дальше. А Антон начинает от нас отставать. Идет полностью бледный, ничего не говорит, на вопросы нормально ответить не может. Мы с горем пополам дошли до ближайшего удобного места перевести дух и начинаем его тормошить, мол: «Антон, Антон, как твое самочувствие, что с тобой?». Парниша рассказал, что после того, как он посмотрел на этого солдата, ему начало казаться, что солдат шел за ним, он еще слышал голоса. Потом этот бронзовый солдат для Антона преобразился в волка и уже за нами якобы шел волк.

Подобные стрессы и выходы из зоны комфорта часто чреваты такими визуальными и звуковыми галлюцинациями. Даже если просто в Карпатах поставить палатку возле ручейка, через 2 часа звук воды может вам напоминать голоса людей, особенно если вы очень устали.  

 

 

Волки, лошади, рыси, медведи и другие животные по ту сторону колючей проволоки

 

В Чернобыльской зоне отчуждения самый большой ареал волков в Европе. В 90-х годах биологи завезли туда несколько лошадей Пржевальского, которые быстро прижились, расплодились и теперь табунами там бродят. Есть и медведи, есть рыси, лисицы, лоси, косули, кабаны. Всех этих животных мы видели, чаще всего им нет дела до людей. Перед нами проскакивала косуля, мы натыкались на вепрей, с десяти метров видели. Слышал историю о том, как мои друзья сталкеры зашли на ночлег в дом, на чердаке которого жил выводок рысят. Взрослая рысь всю ночь жутко скреблась в дверь и орала, но утром куда-то отошла. В это время сталкеры успели улизнуть оттуда.  

Часто донимают насекомые, их в зоне тоже в достатке. Самое мерзкое из них — оленья кровососка. Это крупная кровососущая муха, довольно стремно выглядит. Её особенность — цепкие лапы. Она цепляется за волосы на теле и избавиться от неё можно, только отодрав от себя.

Есть гадюки, но мы на них не натыкались. Есть дикие кошки, мы не раз слыхали в лесу это протяжное мяуканье. Рыбы очень много, она чаще всего здоровая и крупная. Уйма пауков, иногда они висят прямо над тропинками, так что нужно постоянно за ними следить.

 

Зачем ходить в Чернобыльскую зону

 

Когда решаешься на такой поход, нужно понимать, что через 20-30 километров ты устанешь, и возможно вся эта идея уже и не покажется тебе такой крутой. Когда идешь пятый километр по болотным плавням и чавкаешь мокрыми ногами, то начинаешь задумываться, надо ли тебе находиться в это время в этом месте. Есть ведь куда более приятные места для пешего хайкинга. Но в этот же момент получаешь ответ: ты сам это выбрал, сам на это подписался и отступать нельзя. Радикальный выход из зоны комфорта позволяет полнее увидеть прелести цивилизации. Когда проживешь неделю в *бенях, то потом, по приезду в Киев, даже на какой-то автостанции Полесье ты зайдешь в Сильпо, купишь бутылку молока и это покажется настоящим чудом.

Уже с третьего похода у меня пропало восхищение от мертвого города Припяти. Я привык и мне просто нравится там находиться. Там тихо, можно абстрагироваться от внешних проблем, которые тебя ожидают по приходу домой, переосмыслить какие-то вещи. Плюс это настоящая аскеза: ты ощущаешь физические страдания от постоянного преодоления расстояний, но обязан мужественно это терпеть.

Я не очень верю в мистику и стараюсь не забивать себе мозг всякими паранормальными вещами, но месяца полтора назад мне позвонила моя преподавательница из университета. Она сказала, что со мной хочет поговорить какой-то человек на тему Чернобыля. Я думал нужно будет кого-то вести. А трубку взяла женщина-экстрасенс. В общем суть была в том, что украли человека и экстрасенсы думали, что он находится в Чернобыльской зоне отчуждения. Меня она попросила подробно рассказать об определенной местности в зоне. Я даже фото показал, её мой ответ удовлетворил. Но интереснее то, что экстрасенс сказала: моя тяга к походам в ЧЗО обусловлена тем, что я пережил реинкарнацию и в прошлой жизни жил там, возможно даже погиб при ликвидации. Меня будет туда тянуть, пока в какой-то момент я не почувствую что-то вроде озарения. Сяду, возможно, на какую-то лавочку и почувствую то, зачем ходил уже шесть раз.   

 

Кто живет в Припяти

 

На самом деле, мертвый город Припять никакой не мертвый. Людей там реально много. Начиная от лесников, работников "Киевоблэнерго", патрулей и прочего обслуживающего персонала, до так называемых «металлистов», которые потихоньку распиливают весь метал. Практически все из них — это сидевшие ребята, с которыми даже относительно опасно связываться. Та же самая история с нелегальными дровосеками, которые постоянно воруют лес в зоне отчуждения, браконьерами.

Что касается самих сталкеров... Сейчас это движение стремительно набирает популярность. Ходить в зону становится всё мейнстримнее, это уже не так обвито тайной как это было даже в 2011 году. Но мало кто хочет в зону во второй раз. С одной стороны это очень тяжело, с другой — по сути это делается только для чекина и фоточек из Припяти. Связь в зоне есть на любой крыше, даже 3g. Поэтому загрузить эти самые фоточки в Инстаграм совсем не сложно.

 

Что дальше

 

Даже после шести походов в ЧЗО я не потерял интерес к этому. Буду и дальше развивать свои знания по теме, заводить знакомства, интересоваться. Сейчас сталкеры водят в зону за деньги, причем за большие деньги. По слухам знаю, что наши ребята водили норвежцев туда и обратно за 1000 евро плюс купленную провизию и снаряжение. Но это довольно напряжно, не знаю, занялся ли я бы такой коммерцией.

Но я не советую идти туда нелегалом тем, кто не интересуется самой темой Чернобыльской зоны отчуждения. У вас должна быть мотивация пройти эту сотню километров, подвергая себя различным рискам. Вы должны хотеть дойти до самого конца, чтобы проникнуться этой атмосферой. Если это так, то подготовьте свою физическую форму и продумайте детальный план похода, рассчитав каждый отрезок пути. И честно спросите себя: «Нужно ли вам идти на такие лишения, чтобы увидеть мертвый город?». Тем более, что по-настоящему мертвым его сейчас назвать и нельзя. Но если звезды сошлись и душа зовет, то почему бы не сходить к Монолиту, как в известной игре S.T.A.L.K.E.R.?


Gloss.ua подчеркивает: все сказанное и записанное во время интервью — личное мнение интервьюируемого, которое может не совпадать с мнением редакции, а также не является призывом к действию со стороны редакции. Напоминаем, самовольное проникновение и вывоз любых объектов из Чернобыльской зоны запрещены ст. 267-1 Уголовного кодекса Украины и ст. 461 Кодекса Украины об административных правонарушениях. 

 

Gloss.ua теперь и в Telegram: подписывайся на канал @glossua и читай только о самом интересном, чтобы ничего не пропустить.

Подписывайся на нас в социальных сетях и будь в курсе последних новостей из жизни города: Facebook, Google+, Twitter.

Читай также

ЗакрытьСити-гайд Gloss.ua Получай самые интересные материалы первым!
  • facebook.com
  • vk.com
  • instagram.com
  • google.com
Комментарии