Фредерик Бегбедер: "Каждая из моих книг - это ошибка"

ИсточникGloss18 октября 2008, 15:18

У меня дома есть маленькая итальянская чашечка для кофе. Каждое утро я с удовольствием пью из нее ароматный напиток. В этом отеле такие же чашечки, но кофе наливают ровно до половины. Это даже не глоток, а если слить из двух чашек, едва ли получится одна полная. После интервью в ресторане гарсон вежливо полюбопытствовал, как я буду платить — кредиткой или наличными. Мой удивленный взгляд — «конечно, наличными» — насторожил его. После небольшой паузы он спокойно презентовал (именно так) счет: «С вас 40 гривен». Неприятность же заключалась в том, что в кошельке тогда было только 35 плюс жетон на метро в кармане. Остальное я обещал занести в тот же день. Мне поверили... Именно так закончились 45 минут моего общения с самым модным сегодня во Франции и многих других странах мира писателем Фредериком Бегбедером. Интересно, сколько он зарабатывает в минуту?

Ф.Бегбедер автор книжек «Воспоминания необразумившегося молодого человека», «Каникулы в коме», «Любовь живет три года», «Рассказики под экстези», «Последний инвентарь перед ликвидацией» и в самом деле культового романа «99 франков». Об его «франках» знают все — читали, слышали или мечтают прочесть. Миром правит реклама, а рекламисты — это те, кто решает, что вы будете хотеть завтра. По утверждению Бегбедера, «они руководят ІІІ мировой войной». Его герой — прагматичный гедонист, без угрызений совести отрывающий самые лакомые кусочки жизни, но вместе с тем желчно подвергающий критике их совершенный вкус. Кое-кто усматривает в этом левый радикализм... Несмотря на бешеную популярность — прошлогодний лидер продаж во Франции — с кинематографом у писателя не складывается: он снялся только в одном порно, а ни один роман не экранизирован.

Доверять г-ну Бегбедеру опасно, ведь он играет вами. Бывший заядлый повеса так и не стал серьезным мужем. Это хорошо видно по многим его ответам на вопросы. Но его стержневая позиция — это сопротивление. Сопротивление миру, заставляющему пользоваться определенными вещами или услугами, навязывая вкусы и пристрастия. В условиях вездесущей глобализации это очень важно. Французы, первые из европейцев осознавшие себя в качестве нации, традиционно в авангарде движения Сопротивления.

В Киеве Бегбедер открывал Фестиваль французского фильма, выступал перед рекламщиками, подписывал книги и непременно хулиганил. Наше тет-а-тет интервью состоялось в упоминавшемся выше и названном ниже шикарном отеле. Впрочем, там была еще и переводчица. Итак, все просочившееся сквозь межязычную мембрану недоразумения предлагаем вашему вниманию.

— Господин Бегбедер, читатели в Украине кое-что слышали о вас, однако, ввиду отсутствия украинских переводов, на самом деле мало знакомы с вашим творчеством и биографией. Итак, несколько слов о себе...

— Я родился в 1965 году в одной весьма буржуазной семье. Очень быстро мне захотелось выделиться из своей среды. Когда мне было три года, я уже участвовал в революции. Это был май 1968-го...

— Каким образом?

— Мои родители бросили меня на баррикаду. Я упал на каску жандарма... Мое образование — политические науки. Политика постоянно сыпалась мне на голову точно так же, как я когда-то грохнулся на шлем жандарма. Точь-в-точь так на голову Исаака Ньютона когда-то упало яблоко. Когда мне было 24 года, я написал свою первую книгу «Воспоминания необразумившегося молодого человека». С тех пор я постоянно и публикую свои книги.

— Что обусловило ваш профессиональный выбор (политические науки)? И почему после этого вы подались в рекламный бизнес?

— Эта специальность дает возможность заниматься всем сразу — политикой, экономикой, историей, культурой. Это такой университет в Париже, который позволяет молодым людям изучать все, особенно если им трудно выбрать какую-то конкретную профессию... А реклама — это политика. Вполне логично, что рекламные агентства принимают на работу людей, имеющих диплом института политических наук. В книге «99 франков» я и пытаюсь объяснить, что на самом деле миром руководят не политики, а различные торговые марки, концерны и корпорации. По моему убеждению, молодому человеку с амбициями целесообразнее работать в «Procter & Gamble», чем, например, становиться министром. Я считаю, что президент крупной транснациональной компании намного сильнее президента Франции.

— Вам нравилось то, чем вы занимались в мире рекламы?

— Изначально — да! Это меня очень интересовало, особенно то, что я имел возможность играть властью. Я был ужасным циником, много путешествовал, фотографировался с очень красивыми женщинами...

— Было ли у вас ощущение эдакого мелкого мессианства: я могу многое решить, я — маленький бог!?

— Именно так! Работающие в рекламном бизнесе — мегаломаны. Им кажется, что они боги. Но это также результат употребляемых ими наркотиков и зарабатываемых ими денег. Вместе эти вещи дают иллюзию власти.

— Когда пришло отвращение к этому всему? Почему так случилось?

— Я не писал об этом в книге, но могу рассказать. Это была встреча у Мадонны, организованная Danone. Это было уж слишком!.. Я понял: та мнимая власть, которой я якобы обладаю, — на самом деле не моя власть. Если все время что-то заглатывать, потом придется все это выплевывать.

— Что было неприемлемого для вас на вечеринке у Мадонны? Это было какое-то конкретное событие, фраза?

— Я предложил Danone вариант рекламы. Она была веселой. А шеф этой компании спрашивает меня: но почему она должна быть смешной? Я ответил, что люди любят иронию, будет потешно и всем понравится. В качестве примера привел то, что люди платят за билет в кино, чтобы посмотреть фильм, и развлекаются таким образом. И в этот момент он ляпнул ту лишнюю фразу. Это было слишком. Он сказал: «Да, люди платят за то, чтобы смотреть смешные фильмы, но ведь после этого они не едят пленку!..» Этот день был для меня результатом десятилетнего разочарования. Тогда я понял, что современным миром правят кретины. Все эти менеджеры, руководящие крупными предприятиями, учились в коммерческих школах (маркетинг, бухгалтерия и т.д.) и получили образование, которое не дает знаний на поприще искусства, литературы, не учит уважению. Такие люди руководят нами, они сейчас у власти...

— Можно ли сказать, что эти люди умышленно учатся руководить другими людьми, а понятия этики и морали ничего не значат для них?

— Действительно, это именно так! Иногда, когда происходят какие-то манифестации, массовые протесты, они соглашаются добавить капельку этики в свою работу. Но единственный способ сделать их этичными — использовать их цинизм.

— В своем популярнейшем романе «99 франков» вы довольно жестко выступили против Danone. Не имело ли это юридических последствий?

— В рукописи было написано прямо: Danone. Но адвокат моего издателя попросил переработать название этой торговой марки на Manone. Вы правы — иначе издатель проиграл бы процесс. Полагаю, что Danone не подал в суд на мою книгу только потому, чтобы не делать ей лишней рекламы.

— Вы упоминали о наркотиках. В нескольких ваших книгах, которые я прочел, четко прослеживается тема наркотиков. Расскажите о своем наркоопыте.

— Если говорить о возрастающем употреблении кокаина в странах Запада (я не знаю, как с этим в Украине), то это наркотик, стимулирующий людей быть более энергичными и трудолюбивыми. Для того чтобы заставить людей больше работать, это превосходный наркотик. Кокаин употребляется не затем, чтобы иметь «продвинутый» вид. Просто я считаю, что это символ нашей эпохи. Как я указывал в «99 франках» — это тот белый порошок, который поднимает нас над нами самими. Это то, о чем мы говорили, — Октав чувствует себя сверхчеловеком. Таким людям необходимы допинги для нормального самочувствия.

— Вы считаете, что употребление наркотиков в «разумных» пределах делает возможной лучшую самореализацию человека, катализирует его гипотетические возможности?

— Не хочу казаться борцом против наркотиков. Я посторонний наблюдатель за реальным миром. Я замечаю, что по крайней мере на Западе людям необходимо периодически вбрасывать в свой организм какие-то химические добавки для того, чтобы быть в форме. С другой стороны, когда люди ложатся спать, они употребляют снотворное, чтобы снять это возбуждение... Например, знаменитая велогонка «Тур де Франс» — это очень сильное возбуждение, большое испытание; и чтобы ее выдержать, спортсмены вынуждены принимать допинги. Современная жизнь очень напоминает эту велогонку — в ней невозможно реализоваться без допингов.

— Свидетельствует ли это о том, что между современным человеком и современным миром лежит огромная бездна: то ли мир опережает человека, то ли человек отстает от мира?

— Да, это довольно точное очерчивание ситуации. Современный мир мне представляется постоянно крутящейся и работающей огромной машиной. Но человек потерял контроль над ней. Это самолет без пилота. В конце концов этот самолет может столкнуться с башней...

— Считается, что писатель изменяет мир. Как вы считаете, что изменится в мире после того, как он прочтет ваши романы?

— Я надеюсь открыть глаза своим читателям для того, чтобы они посмотрели на этот мир иначе. Это уже немало. Я не льщу себе мыслью, что мои романы изменят мир, но восприятие и отклик, который они имеют, отвечают настоящим заботам людей. Многих людей шокируют противоречия моих персонажей, но это также и мои противоречия. Выглядит это примерно следующим образом: я пользуюсь таким шикарным отелем, как Premier Palace, но вместе с тем ненавижу его и критикую. Интерес к моим книгам обусловлен тем, что люди узнают себя в героях этих произведений. Полагаю, мы живем в эпоху, когда нас очаровывает и в то же время вызывает отвращение рекламная мечта.

— Человек стремится стать таким, каким ему предлагают стать на телеэкране. Это плохо?

— Совершенно точно. Тут на самом деле все просто: счастье — это не то, что нам показывают по телевизору. Я не хочу, чтобы банда кретинов и циников, закончивших Гарвард, решала за меня, что такое мое счастье. Счастье — это поиск, гонка за тем, что каждый из нас должен осуществить. Безусловно, это намного сложнее, чем пойти и купить сумку от «Прадо».

— В «99 франках» вы утверждаете, что счастье не в деньгах, хотя для того, чтобы понять, что такое счастье, необходимо все-таки почувствовать силу этих денег. В чем же заключается счастье?

— Гм... В день, когда я узнаю ответ на этот вопрос, я перестану писать... Полагаю, пишу я для того, чтобы знать, для чего живу. Каждая моя книжка лишает меня определенной иллюзии: «Каникулы в коме» — спасение от иллюзии праздника; со временем я лишился иллюзии экстези (наркотик), иллюзии рекламы и т.п. Каждая моя книга написана для того, чтобы двигаться вперед, это попытки понять, кем мы являемся.

— Можно ли сказать, что каждая ваша книга — это маленькое чистилище для вашей души?

— Да, это очень хорошее определение.

— Как вы считаете, может ли это персональное чистилище стать также эффективным механизмом для ваших читателей? Ощущаете ли вы ответственность перед ними?

— Очень хорошо, когда вызывается определенная читательская реакция. Вызов каких-то сомнений — это уже неплохо. Мои любимые книги — это книги, изменившие мою жизнь.

— Ваш самый знаменитый роман весьма автобиографичен. Но его главный герой постоянно соприкасается с какими-то проблемами — на роботе, с коллегами, с женщинами... Если бы вы имели возможность пройти свой путь еще раз, каких ошибок вы бы не допустили?

— Это трудно... Легко сказать: я бы не вступал в брак! Но это была бы вранье, так как ошибки полезны. Каждая моя ошибка, это мой шаг вперед. Говоря по сути, каждая из моих книжек — это ошибка.

— Прошу прощения за прямолинейность, но что вы ненавидите?

— Цинизм, пренебрежение. Мне пришлось соприкасаться с людьми, которые других людей принимали за дураков. Я едва ли не стал одним из них. Это очень опасно — стать на такую позицию... Мир становится все более демократичным, и недопустимо, чтобы руководители демократии пренебрежительно относились к народу. Принципы демократии предусматривают позиционирование народа как разумного сообщества. Однако на практике технологии маркетинга все больше и больше манипулируют народом, обманывают его. В маркетинге я вижу противоположную сторону демократии.

— Не идеализируете ли вы демократию? В нашей стране, например, массовые волеизъявления успешно фальсифицируют — результаты таковы, какими их хотят видеть нынешние власти.

— Это примерно то, что я и хотел сказать. Демократия, связанная с технологиями маркетинга, перестает быть демократией. Возьмем, к примеру, опросы: удачно поставленный вопрос дает необходимый ответ — тот, который хочешь получить. Маркетинг использует тесты, апробируемые на домохозяйках, среди других категорий потребителей... Всем этим легко манипулировать. Создается картинка, в которой вроде интересуются мнением народа, но на самом деле это рафинированный цинизм.

— Где же выход?

— Нужен контроль этих адских машин. Возьмем войну в Ираке. Позиция Жака Ширака относительно нее была очень неплоха, так как главное, чтобы решения опирались на закон, на принципы права. Ширак говорил: «Будем придерживаться позиции ООН...» Право должно быть над всем. Мы входим в новый мир и нам нужны новые законы.

В центре внимания

Читай также

В центре внимания: Фредерик Бегбедер

ЗакрытьСити-гайд Gloss.ua Получай самые интересные материалы первым!
  • facebook.com
  • vk.com
  • instagram.com
  • google.com
Комментарии

Новые материалы

Рождественская барахолка: 10 причин для настоящего Куража

Рождественская барахолка: 10 причин для настоящего Куража

Куда бежать в первую очередь, чтобы покуражиться и ничего не пропустить, читайте в этом материале

Обзор ресторана венецианской кухни Сasa Nori: чувствуй себя, как дома

Обзор ресторана венецианской кухни Сasa Nori: чувствуй себя, как дома

Единственное место в Киеве, где готовят блюда северо-восточной Италии по старинным рецептам 200-летней давности

Кино – не говно: самые нестандартные фильмы декабря

Кино – не говно: самые нестандартные фильмы декабря

Альтернатива выносящей мозг попсе

Шевели мозгами: лучшие образовательные мероприятия декабря

Шевели мозгами: лучшие образовательные мероприятия декабря

Ученье – свет, а неученье – нелюбимая работа в офисе с 9 до 6. Учимся круто писать, работать с командой и общаться с налоговой

Любимое дело, воображаемая старость, красота, снег и музыка ноября от Кирилла Иванова (СПБЧ)

Любимое дело, воображаемая старость, красота, снег и музыка ноября от Кирилла Иванова (СПБЧ)

Интервью с лидером группы СПБЧ накануне киевского концерта

Киев для нищей интеллигенции или Гид по бесплатным событиям декабря

Киев для нищей интеллигенции или Гид по бесплатным событиям декабря

Как провести декабрь без гроша в кармане, читайте в нашей подборке

Обзор ресторана «Гаро»: грузинская кухня, современная подача и украинско-грузинское гостеприимство
Где перезарядить мозги: гид по лучшим событиям рабочей недели в Киеве
дед

Новые статьи

Рождественская барахолка: 10 причин для настоящего Куража

Рождественская барахолка: 10 причин для настоящего Куража

Куда бежать в первую очередь, чтобы покуражиться и ничего не пропустить, читайте в этом материале
Обзор ресторана венецианской кухни Сasa Nori: чувствуй себя, как дома

Обзор ресторана венецианской кухни Сasa Nori: чувствуй себя, как дома

Единственное место в Киеве, где готовят блюда северо-восточной Италии по старинным рецептам 200-летней давности
Кино – не говно: самые нестандартные фильмы декабря

Кино – не говно: самые нестандартные фильмы декабря

Альтернатива выносящей мозг попсе
Шевели мозгами: лучшие образовательные мероприятия декабря

Шевели мозгами: лучшие образовательные мероприятия декабря

Ученье – свет, а неученье – нелюбимая работа в офисе с 9 до 6. Учимся круто писать, работать с командой и общаться с налоговой
Любимое дело, воображаемая старость, красота, снег и музыка ноября от Кирилла Иванова (СПБЧ)

Любимое дело, воображаемая старость, красота, снег и музыка ноября от Кирилла Иванова (СПБЧ)

Интервью с лидером группы СПБЧ накануне киевского концерта

ТОП месяца

Легенда хаус-сцены выступит в Closer: Marcellus Pittman

Легенда хаус-сцены выступит в Closer: Marcellus Pittman

Вне зависимости от реальной метеорологической ситуации, суббота в Клоузере будет солнечной
Где перезарядить мозги: гид по лучшим событиям рабочей недели в Киеве

Где перезарядить мозги: гид по лучшим событиям рабочей недели в Киеве

Куда пойти после работы
Новая украинская музыка: группа The Erised презентует альбом в клубе Atlas

Новая украинская музыка: группа The Erised презентует альбом в клубе Atlas

Почему вечер среды тебе стоит провести в Атласе, разбираемся в этом материале
Fine Nuances: одежда для личности и кофе для счастья

Fine Nuances: одежда для личности и кофе для счастья

Пофилософствовать на тему вещей за чашкой самого-вкусного-эспрессо-в-мире от FINE и Александра Славинского мы отправились в шоу-рум NUANCES
Киевская философия: ответ на главный вопрос жизни, Вселенной и всего такого

Киевская философия: ответ на главный вопрос жизни, Вселенной и всего такого

В преддверии Всемирного дня философии редакция рассуждает об истории, развитии и применении этой науки в парадигме столичной жизни
Наверх