История музыкальной группы CHICAGO (часть 3)

Gloss23 июля 2008, 13:45

Начало написания третьей части статьи, посвящённой истории группы CHICAGO, совпало с выходом в свет их 30-го альбома! Да, да! С одной стороны, факт этот поверг меня в паническое состояние по той лишь причине, что я внезапно осознал, насколько может растянуться эта работа, учитывая то, что к третьей части я добрался всего лишь до 2-го альбома и до 70-го года. Сколько же частей впереди? А с другой стороны, я преисполнился гордости за эту великую группу, на протяжении вот уже более 30 лет радующую нас музыкой такого масштаба. Не знаю, почему...

А между тем, 2-й альбом CHICAGO, выпущенный в январе 1970-го, уже с самого первого взгляда слишком явно отличался от всего того, что выходило в те годы. Вместо привычного фото участников команды и названия альбома, обычно совпадающего с названием одной из песен, на конверте пластинки красовался логотип команды с порядковым номером альбома – «CHICAGO II». С самого начала музыканты коллектива выбрали совершенно концептуальный подход к дизайну своих творений, к способу представления музыкального материала публике. Надо отметить, что концепция эта была разработана под непосредственным руководством Джона Берга (John Berg), шефа художественного отдела Columbia Records. А реализовал идею художник Ник Фациано (Nick Fasciano), создавший знаменитый логотип группы, ставший её визитной карточкой и уже не сходивший с обложек всех последующих альбомов, несмотря на многочисленные изменения, которым он подвергался в течение всех этих лет.

«Герсио настоял на том, чтобы логотип стал доминирующим фактором в дизайне всех альбомов», – вспоминает Панков. И он действительно стал центральным местом дизайна обложек альбомов CHICAGO, переходя с грубой деревянной панели на изысканную натуральную кожу или на плитку шоколада.

Потом эти номера альбомов... Пит Сетера шутил: «На вопрос о том, почему мы просто нумеруем свои пластинки, я обычно отвечаю, что это происходит в результате бесконечных споров по поводу названия. В качестве примирения обычно проходит предложение просто дать номер очередному творению». С другой стороны, музыканты никогда не считали необходимым давать альбомам название – музыка говорила сама за себя. В коммерческом плане 2-й альбом отличался от 1-го тем, что группа впервые использовала такой важный элемент раскрутки, как сингл. В октябре 1969 года Columbia Records пересмотрели свою концепцию маркетинга и выпустили песню «Beginnings» в виде сингла. Но FM-радиостанции продолжали игнорировать творчество CHICAGO, и в результате ни одна песня из 2-го альбома не попала ни в какие чарты.

Всё кардинально поменялось, когда Columbia, предварительно сократив песни «Make me Smile» и «Colour My World», выпустила и их в виде сингла в марте 1970 года. «Я ехал в машине по бульвару Санта-Моника в Лос-Анджелесе, – вспоминает Панков. – Включил радио и услышал “Make Me Smile”. Я чуть не врезался в ехавшую впереди машину. Это ведь была моя песня и крутили её на самой известной станции города. И тут я понял, что у нас есть хит. Ведь в Лос-Анджелесе на таких станциях не хиты не крутят. Это был один из самых захватывающих моментов раннего периода моей карьеры». Сингл дошёл до Top 10, в то время как альбом «CHICAGO II» немедленно стал золотым, поднявшись до 4-го места в списке LP, присоединившись к 1-му, всё ещё хорошо продававшемуся. 2-й сингл, песня Роберта Лэмма «25 Or 6 To 4» стала ещё большим хитом летом 70-го года, попав на 4-ю строчку в категории песен. Но вопреки здравому смыслу руководство Columbia Records и сами участники группы, вместо того чтобы закрепить успех 2-го альбома с помощью 3-го сингла, приняли решение ещё раз простимулировать интерес публики к 1-ой пластинке. И весьма преуспели в этом. Следующим синглом CHICAGO стала песня «Does Anybody Really Know What Time It Is?», также вошедшая в Top 10 третьей подряд в начале 1971 года. «Вплоть до этого времени, если быть честным, я думаю, публика не была готова к тому, как мы использовали духовые инструменты, – говорит Паразайдер. – Только после выхода “25 Or 6 To 4”, а скорее даже “Make Me Smile”, лёд тронулся, и люди, наконец, приняли то, что было благополучно записано ещё за год до этого».

Коммерческий успех CHICAGO, как это ни странно, имел и свою оборотную сторону. Вся эта шумиха стоила группе потери статуса культовой команды, одного из лидеров андерграунда. Несмотря на то что группа продолжала играть всё ту же музыку, их положение в обществе кардинально изменилось. Они перекочевали в разряд успешных групп, способных легко собрать любой зал. Соответственно, у CHICAGO изменился круг поклонников. Правда, в этом опять же было множество положительных моментов. Ведь те, кому эта музыка была по душе, не отвернулись от группы, а в то же время миллионы благополучных обывателей познакомились с творчеством CHICAGO и стали причислять себя к числу фэнов команды.

На гребне успеха, воодушевлённые вновь открывшимися перспективами, музыканты всё в том же январе 1971 года нашли время для того, чтобы записать новый альбом. И не простой, а двойной. «Этот 3-й альбом напугал нас, – говорит Паразайдер. – Мы пытались избавиться от излишков музыкального материала, который у нас накопился. Может быть, даже несколько искусственно. В то время мы много гастролировали и с трудом находили время для записи». «В целом альбом получился более авантюристичный, с точки зрения инструментала. Гораздо более продвинутый по сравнению с первыми двумя. Роберт написал много настоящей музыки», – рассказывает Панков. Питер Сетера тоже продолжал писать музыку и весьма успешно. Результатом его сотрудничества с барабанщиком Дэнни Серафином стал 2-й сингл с 3-го альбома – «Lowdown».

Сетера и по сей день гордится этой работой. А первым стала легендарная песня Роберта Лэмма под названием «Free», одна из самых знаменитых песен CHICAGO. Успех 3-го альбома, ставшего золотым и поднявшегося до 2-й строчки в чартах, весьма способствовал общей популяризации музыки CHICAGO. Columbia Records приняли решение переиздать несколько синглов из предыдущих альбомов. В частности «Beginnings», «Colour My World» и «Question 67 and 68». К тому времени все эти песни уже были мировыми хитами, звучавшими на радио по всему миру с завидным постоянством. Итак, к весне 1971 года CHICAGO находились на пике популярности. Все 3 альбома, выпущенные на тот момент, находились в чартах, на каждом из них были записаны хиты, известные миллионам поклонников группы по всему миру, имена членов коллектива были на устах у бесчисленного количества музыкантов от Австралии до России, уже пошёл процесс клонирования – группы-клоны создавались повсеместно... Успех увенчался серией концертов в самом знаменитом концертном зале Америки, а может, и всего мира – легендарном Карнеги Холле. CHICAGO получили недельный ангажемент (5–8 апреля) – факт, говорящий сам за себя. Далеко не каждая даже суперзвезда способна собирать полный зал в течение недели.

Результатом этих концертов стал четверной альбом, сохранивший для истории живое звучание тех лет легендарной группы. Однако, впечатления музыкантов CHICAGO о тех концертах весьма неоднозначны. Лишь в одном мнения участников группы единодушны – всё то безумное новое звуковое оборудование,  которым обеспечили исполнителей организаторы концертов, только лишь мешало нормально играть и петь. Питер Сетера: «В самый первый вечер я играю, и вдруг на первых песнях слышу, что громкость баса явно уменьшилась. Я повернулся к усилителю и увидел, что наш менеджер крутит ручки. Я очень удивился, и спросил: “Что ты там делаешь?” Тот ответил, что звукорежиссёр попросил его сказать мне, что бас идёт очень громко, но, поскольку он не мог этого сделать, ему пришлось выйти на сцену самому и убавить громкость. Вот такая ерунда происходила на сцене всю неделю». Джеймс Панков: «Я ненавижу эти концерты. Карнеги Холл никогда не был предназначен для такой музыки. Для усилителей и микрофонов. Подзвученные духовые звучали там, как какой-то казус». Однако, Паразайдер считает, что эти концерты стали важной вехой в истории CHICAGO, и он чрезвычайно горд тем, что они стали первой группой, сумевшей собрать полный Карнеги Холл в течение недели. Лэмм: «Это было здорово – играть в Карнеги Холле неделю».

Возможно, что истинной причиной эйфории Роберта Лэмма по поводу этих концертов стал тот факт, что именно тогда ему представился шанс впервые исполнить новую песню, которая называлась «A Song For Richard And His Friends» и впоследствии появилась на 5-ом альбоме группы. Нетрудно догадаться, что адресована эта песня была никому иному, как тогдашнему президенту США Ричарду Никсону. Бунтарский дух Лэмма не давал ему покоя. Хотя до Уотергейтского скандала оставалось ещё довольно много времени, это тем не менее не помешало Роберту Лэмму дать мистеру президенту несколько полезных советов.

Лэмм: «Мне нравится эта песня. Я потом даже включил её в свой сольный альбом». Надо заметить, что в этой версии песни появилась новая строка, где Роберт благодарил Джона Дина, помощника Никсона, впоследствии обвинившего президента во всех смертных грехах. Таким образом, Лэмм предсказал будущие известные события, приведшие к импичменту Никсона, и выразил своё негативное отношение к деятельности тогдашнего правительства, одобрив инициативы Дина. Роберт Лэмм: «Один знаменитый предсказатель из Лос-Анджелеса сказал, что я тоже провидец. Ну, не знаю...» Несмотря на коммерческий успех концертов, не всё шло так гладко, как хотелось бы музыкантам и менеджменту группы.

В частности, Герсио пришлось воевать с руководством Columbia Records, чтобы убедить их в коммерческой целесообразности выпуска нового концертного альбома, так как стоимость его была поистине астрономической. В конце концов стороны пришли к компромиссному решению: Герсио брал на себя все дополнительные расходы в случае, если альбом продавался тиражом менее миллиона экземпляров. Ко всеобщему удовольствию, альбом CHICAGO «At Carnegie Hall» стал золотым и продался в количестве двух миллионов копий. По сегодняшним американским стандартам продажи альбомы, состоящие из нескольких дисков, калькулируются по количеству оных. Вот и считайте. Лафнэн считает, что некоторые песни на этом альбоме очень хороши, но, с другой стороны, слишком много брака, который, по его мнению, не следовало бы выпускать в свет. «Это было, как было. За этим альбомом наша история. История, которая, возможно, хотя бы частично объясняет истоки нашей харизмы, передавшейся публике. Мне кажется, что сегодня мы способны записывать хорошие живые альбомы. И я бы хотел это делать».

CHICAGO, как я уже отметил, имели возможность показать свою музыку в Европе и Азии, но до сих пор это были лишь отдельные «вылазки», которые, естественно, не могли охватить широчайшую аудиторию, жаждавшую услышать новомодную музыку заокеанских звёзд. Первый «полноразмерный» мировой тур группы начался в феврале 1972 года. «Мы выступили в 16 странах за 20 дней, – вспоминает Уолт Паразайдер. – Это было как в том старом фильме: сегодня вторник – значит Бельгия. Люди думают, что мы были во всех этих странах, много всего видели. Ну да, я помню потолки в некоторых самых лучших отелях Европы. Но главное в том, что мы имели колоссальный успех везде, людям действительно нравилась наша музыка. Нет ничего более трепетного для создателя песен, чем слышать, как люди напевают твои мелодии в Германии, Австралии или в Японии. Мы были восхищены всем этим. Мы вынуждены были щипать себя, чтобы убедиться в том, что всё это происходит наяву». Наивысшей точкой тура стали концерты в Японии. Там CHICAGO записали свой 2-й «живой» альбом, который был несравнимо лучше 1-го, записанного в Карнеги Холле.

«Японцы подключили два 8-трековых магнитофона вместе, чтобы сделать 16-трековую запись», – отмечает Паразайдер. Качество звука было превосходным. Альбом вышел сначала только в Японии. Сегодня он переиздан на CHICAGO Records.

Следующий альбом группы, «CHICAGO V», увидевший свет в июле 1972 года, во многом отличался от своих студийных предшественников. Во-первых, он был одинарным, а не двойным, во-вторых, инструментальная составляющая музыки значительно сократилась, в связи с чем композиции группы приобрели более песенный формат. И это немудрено. Международный успех в какой-то степени «причесал» музыку CHICAGO. Они вынуждены были считаться с неписаными законами, по которым жило музыкальное сообщество тех времён. Я говорю о промоутерах, занимавшихся организацией концертов группы по всему миру, о радиостанциях, игравших их музыку, о слушателях, наконец, не все из коих были в должной мере подготовлены к полёту фантазии неуёмных инструменталистов супергруппы. Итак, времена раннего «отвяза» остались позади. CHICAGO больше не могли позволять себе прежних вольностей на пластинках, но концерты были по-прежнему искромётны, и там уж всё было как раньше.

Джеймс Панков свидетельствует, что, конечно же, это не было так, чтобы весь ансамбль собрался как в старые времена и принял волевое решение сократить инструментальную составляющую музыки и соответствовать новому FM-формату. Но в тоже время все это понимали и учитывали при написании новых произведений. Ли Лафнэн предлагает своё объяснение тому, почему CHICAGO перестали выпускать двойные альбомы (за исключением «CHICAGO VII»): «Была ещё одна вещь, которая очень сильно поменяла нашу музыку – это то, каким образом мы получали авторские за наши песни. Когда мы выпускали все эти двойные альбомы с бесчисленным количеством композиций, нам платили авторские за каждую песню, независимо от общего количества. Но затем звукозаписывающие компании, поняв собственную убыточность, лимитировали количество оплачиваемых песен десятью на одном диске».

Новые правила, принятые звукозаписывающими компаниями, явно поощряли артистов, выбиравших иную, чем CHICAGO, форму самовыражения: например тех, кто работал с крупной формой, помещая по одной композиции на сторону диска. Поэтому эра двойных альбомов вскорости приказала долго жить. Среди последних «двойников» был, как я уже говорил, и «CHICAGO VII». Тем не менее вернёмся к 5-му альбому. Скорее всего, широкому слушателю он знаком по знаменитой песне Роберта Лэмма «Saturday In The Park». «Я жил с ним в одной комнате на Манхэттене. Было 4-е июля, и Роберт вернулся с прогулки по Центральному Парку очень впечатлённый тем, что там увидел – исполнителями на steel drums, танцорами, жонглёрами... Я сказал ему, что неплохо бы всё это облечь в музыку». Лэмм снимал на кинокамеру свою прогулку по парку, затем скомпилировал всё это в некое подобие фильма и написал песню «Saturday In The Park» в качестве саундтрека. Альбом продавался очень хорошо, возглавлял чарты в течение девяти недель, стал первым из пяти альбомов CHICAGO, достигших 1-й строчки хит-парадов. «Saturday In The Park» стала 1-м золотым синглом группы, достигнув 3-й строчки в чартах.

А между тем как 5-й альбом отвоёвывал всё новые жизненные пространства для группы, CHICAGO и их продюсер решили сделать перерыв в гастролях и записях и обратиться к несколько иному виду творчества. Они занялись кино! Фильм «Elector Glide In Blue» снимал всё тот же вездесущий Герсио. Снимали в Аризоне, и в числе актёров помимо профессионала Роберта Блэйка (Robert Blake) были музыканты CHICAGO Терри Кэт, Ли Лафнэн, Уолт Паразайдер и Пит Сетера. Герсио также написал большую часть музыки к фильму, которую исполнили Кэт, Паразайдер, Лафнэн, Панков и несколько лос-анджелесских студийных музыкантов. В октябре 1972 года был выпущен 2-й сингл из «CHICAGO V», песня Роберта Лэмма «Dialogue (Part I & II)», в которой пели Кэт и Сетера. Эта песня немедленно стала невероятно популярной в среде поклонников команды. Примерно в это же время Герсио купил себе ранчо в Колорадо. Купил с единственной целью – устроить там студию звукозаписи, что он с успехом и осуществил. Студия получила название «Caribou». Герсио сумел таким образом избавиться от лишних затрат по аренде нью-йоркских студий, от всех тех ограничений, которые постоянно возникали на пути музыкантов, от устаревшей звукозаписывающей аппаратуры...Уолт Паразайдер: «Мы к тому времени подустали от записей в Нью-Йорке со всеми этими гостиничными слугами, стучащимися в двери отеля.

Так что 6-й, 7-й, 8-й, 10-й и 11-й альбомы были записаны на ранчо в Скалистых Горах на высоте 8500 футов над уровнем моря, в нескольких часах езды от цивилизации». Однако, не всё было так безоблачно. Безусловно, покупая  ранчо Карибу, Герсио ставил целью наладить бесперебойную работу над новыми записями. Создать обстановку, в которой никакие внешние факторы не отвлекали бы музыкантов от творческого процесса. Но, увы, через пару-тройку недель ребята, выросшие в городе и не знавшие другой жизни, стали сходить с ума от вынужденного уединения. Природа и спокойствие слишком давили на психику жителей мегаполиса. Хотя стоит отметить, что творчеству всё это пошло однозначно на пользу.

Каждый может в этом убедиться, послушав первые записи, сделанные на новой студии: сингл «Feeling Stronger Every Day» и затем альбом «CHICAGO VI». Джеймс Панков: «“Feeling Stronger Every Day” – это о том, что команда в тот момент была сильна и едина, как никогда». Песня Панкова «Just You ‘N’ Me», ставшая 2-м синглом из 6-го альбома и поднявшаяся до самого верха Cash Box чарта (№4 в чартах «Billboard»), стала одной из самых замечательных баллад в репертуаре CHICAGO и в значительной степени – предвестником будущего. «“Just You ‘N’ Me” стала результатом ссоры любовников, – вспоминает Панков. – Я был в процессе обручения с женщиной, которая затем стала моей женой на последующие 20 лет. У нас были кое-какие разногласия, и я вместо того чтобы разозлиться и устроить скандал или обидеться, просто сел за рояль, и эта песня вылилась наружу. Мы поженились вскоре после этого, и титульная страница песни вместе с нашим фото стала приглашением на свадьбу». 

В центре внимания

Читай также

ЗакрытьСити-гайд Gloss.ua Получай самые интересные материалы первым!
  • facebook.com
  • vk.com
  • instagram.com
  • google.com
Комментарии

Новые материалы

Александр Гнилицкий. Художник, ожививший иллюзию

Александр Гнилицкий. Художник, ожививший иллюзию

О личности, жизни и творчестве культового художника современности и почему нельзя пропустить его выставку «Реальность иллюзии»

ВМЕСТО СМАРТФОНА: умная классика

ВМЕСТО СМАРТФОНА: умная классика

Мы провели один день с часами Samsung Gear S3 и теперь нам есть, что о них рассказать

Камбэк в 90-е: Чокеры, блестящие ткани и группа Нэнси

Камбэк в 90-е: Чокеры, блестящие ткани и группа Нэнси

Вспоминаем главные модные тренды из «хорошо забытого старого»

Дикарем в Африку: яркие истории и ценные советы от путешественника Михайла Сальникова

Дикарем в Африку: яркие истории и ценные советы от путешественника Михайла Сальникова

Здесь пластик можно видеть чаще, чем людей. И еще чаще животных, которые жуют этот пластик

Где перезарядить мозги: гид по лучшим событиям рабочей недели в Киеве
Nando Muzi: жизнь как кино, обувь как искусство

Nando Muzi: жизнь как кино, обувь как искусство

История влияния итальянского киноискусства на моду и на стиль жизни в целом

Труффальдины из Глосса: театральные похождения продолжаются

Труффальдины из Глосса: театральные похождения продолжаются

Однажды мы устали пить и задумались, чем заняться. А эта история началась с того, что мы попали в театр...

5 самых популярных компонентов животного происхождения в вашей баночке с кремом

5 самых популярных компонентов животного происхождения в вашей баночке с кремом

Немножко поросячьего коллагена, чуточку ласточкиного гнезда и пару капель змеиной крови

Новые статьи

Александр Гнилицкий. Художник, ожививший иллюзию

Александр Гнилицкий. Художник, ожививший иллюзию

О личности, жизни и творчестве культового художника современности и почему нельзя пропустить его выставку «Реальность иллюзии»
ВМЕСТО СМАРТФОНА: умная классика

ВМЕСТО СМАРТФОНА: умная классика

Мы провели один день с часами Samsung Gear S3 и теперь нам есть, что о них рассказать
Камбэк в 90-е: Чокеры, блестящие ткани и группа Нэнси

Камбэк в 90-е: Чокеры, блестящие ткани и группа Нэнси

Вспоминаем главные модные тренды из «хорошо забытого старого»
Дикарем в Африку: яркие истории и ценные советы от путешественника Михайла Сальникова

Дикарем в Африку: яркие истории и ценные советы от путешественника Михайла Сальникова

Здесь пластик можно видеть чаще, чем людей. И еще чаще животных, которые жуют этот пластик
Где перезарядить мозги: гид по лучшим событиям рабочей недели в Киеве

Где перезарядить мозги: гид по лучшим событиям рабочей недели в Киеве

Куда пойти после работы

ТОП месяца

Где перезарядить мозги: гид по лучшим событиям рабочей недели в Киеве

Где перезарядить мозги: гид по лучшим событиям рабочей недели в Киеве

Куда пойти после работы
Не проспи февраль: лучшие события месяца

Не проспи февраль: лучшие события месяца

Обязательно занеси в планы: театральный триллер Афродизиак, легендарного Андрея Макаревича, драйвого Галича, невероятных ДахаБраха и еще с десяток событий, которые нельзя пропустить
"Мечты - это то, что нас делает людьми": интервью с художницей Яной Ланде

"Мечты - это то, что нас делает людьми": интервью с художницей Яной Ланде

О мечтах, искусстве, сложностях творческого пути и королеве Елизавете II
Киев для нищей интеллигенции или Гид по бесплатным событиям февраля

Киев для нищей интеллигенции или Гид по бесплатным событиям февраля

Как провести февраль без гроша в кармане, читайте в нашей подборке
Внимание - роскошь! Или почему покупать качество всегда важнее, чем количество

Внимание - роскошь! Или почему покупать качество всегда важнее, чем количество

Разбираемся в нюансах твоего гардероба
Наверх