Нужно иметь мозги, чтобы удержать успех. Интервью с Владимиром Малаховым

Gloss26 мая 2008, 15:25

– Владимир, вы в полной мере владеете информацией о ситуации и в западном балете, и в российском. Можно ли говорить о все еще сохраняющемся влиянии традиций русского балета на Западе?

– Я, во всяком случае, стараюсь удержать такие традиции, да и на Западе любят русское классическое наследие.

– Как бы вы объяснили ваш успех там?

– Так сложилось… При моем активном участии и моей активной роли в жизни. Тем более – я всегда этого хотел, ну и обстоятельства так и сложились. Хотя так просто успех никогда не придет, нужно иметь мозги, чтобы добиться успеха, чтобы удержать его. Но прежде всего нужно чем-то пожертвовать, чтобы получилось. Конечно, я тоже чем-то жертвовал, шел на уступки, на компромиссы.

– Где вам лучше всего танцевать? В Европе, в Америке?..

– Поначалу везде было тяжело, как в Штутгарте, куда я попал, когда уехал из России, так и в Канаде, где оказался позже. Думал – вдруг публика не воспримет?.. Но когда приняли, когда пошла критика хорошая, когда хотят еще раз тебя увидеть – получаешь удовольствие, но не зазнаешься. Завоевываешь репутацию, выступаешь в другом амплуа, выбираешь партнершу, спектакль, время.

– А где вас любят особенно?

– Публика меня любит и в Америке, и в Австрии, и в Японии, и в России, и в Германии… Вообще сравнивать не стоит. Ведь что-то в Америке хорошо, а в Европе – хуже, и наоборот.

– Кто сегодня лидирует в балетном мире России – Москва или Санкт–Петербург? Мариинка или Большой?

– Все время происходит балансировка: поднимается Большой – падает Мариинка, и наоборот. Кого-то переманили из Мариинки в Большой, кто-то ушел в обратном направлении. Но всегда чередование, и не бывает такого, чтобы один театр упал и не поднялся. И при советской власти было то же самое: Уланова и Семенова ведь тоже были из Мариинки… Это два великих балетных города. Может, были времена, когда и там, и там все было хорошо. Когда в Петербурге танцевали Мезенцева, Комлева и Колпакова, а здесь – Семеняка или Бессмертнова, Максимова или Ананиашвили. Знаете, почти всегда было фактически одинаково. Сложно сказать, где было лучше…

– Что бы вы сказали о нынешней ситуации в Большом театре? О возможном возвращении Григоровича?

– Тяжело мне что-либо сказать, ситуация непонятна: завтруппой стал Григорович, а есть еще и Бурлака. И Юрия Николаевича впихнули, но и Ратманский тоже в театре. После того, как у Григоровича была такая потрясающая карьера, что сейчас будет – затрудняюсь сказать. Да он уже и не в том возрасте, чтобы что-то делать, ему 81 год, и смерть Бессмертновой его очень подкосила. А вообще я не знаю всей кухни, не было возможности поговорить с Ратманским и с Бурлакой, хотя они мои одноклассники.

– В Мариинке, кажется, все лучше?

– Я слышал, что Махар Вазиев (руководитель балета Мариинки) тоже написал заявление об уходе.

– Кто вы сегодня в первую очередь – танцовщик, хореограф или директор театра?

– В первую очередь танцовщик, потом директор и, наконец, хореограф. Хотя даже хореографом себя я не считаю, поскольку не ставлю новой хореографии. Могу что-то переставить, добавить что-то свое, но считать себя хореографом, как Ратманский или Григорович, или другие большие хореографы – нет! Пока танцуется, знаете ли, нужно танцевать, а на хореографию еще будет время. Я поставил всего лишь четыре балета. Можно сказать, что возобновил «Баядерку», «Бал-маскарад», «Золушку», «Спящую красавицу». Что-то получилось, что-то нет.

– А директорство – это трудно?

– Нельзя сказать, что легко. Но я видел, как работали другие директора, и что-то для себя взял от них: как сделать репертуар, как организовать труппу. Хотя, конечно же, это большая ответственность и нагрузка, если учесть, что ты еще гастролируешь, танцуешь. Но я уже настолько завел колесо, что стал той самой белкой, которая бежит впереди колеса и если даже и захочет что-то остановить – уже невозможно.

– Но почему вы все же согласились занять эту должность, тем более что пришлось из-за нее меньше выступать?

– Хотелось попробовать нового. Карьера у танцовщика пролетает очень быстро, подумал – почему бы нет?

– И будете продлевать договор?

– Буду, мне предложили еще на 7 лет, и в 2009-м снова заключим.

– В Германии пришлось стать пунктуальным?

– Я всегда был пунктуальным, да это ведь и не зависит от того, немец ты, итальянец или австриец.

– Что вы успели за этот приезд увидеть в Москве, с кем встретились?..

– Только с мамой и братом, которые приехали в Москву из Кривого Рога, где они живут и по сей день. А сразу после спектакля улетаю в Берлин на репетицию нового балета Уильяма Форсайта.

– «Чайковский» – пока ваше единственный плод сотрудничества с Борисом Эйфманом…

– Да, но, думаю, что не последний, есть некоторые планы. А вообще я мечтал работать с Эйфманом. Наше сотрудничество началось еще три года назад, когда Борис Яковлевич приехал в Берлин с новой версией своего балета «Чайковский», который впервые он поставил еще 15 лет тому назад. И вот в 2006-м привез не только новую идею этого балета, но и новые декорации и костюмы.

– Кто такой – ваш Чайковский?

– Потрясающую хореографию Эйфмана я воплощаю через свое тело. Танцую, слушаю музыку Чайковского – и получается Чайковский в исполнении Владимира Малахова. Жизнь композитора была очень несчастна, и это чувствуется и в его музыке, где трагизм соседствует с драматизмом. Лучшей музыки в мире нет, хотя лучшим композитором многие все же признают Бетховена. И лучшего балета, чем «Щелкунчик» – нет.

– Но вы все же танцуете не только Чайковского…

– Конечно. Хотя у меня в Берлине идут и «Лебединое озеро», и «Щелкунчик», но есть и старая хореография – «Маркитантка», «Бабочка», «Пахита», вот и «Сильфиду» поставили – наша последняя премьера. Есть и «Золушка» Прокофьева, и «Жизель» Адана, но в то же время и неоклассика, и Джордж Баланчин, и модерн тоже. Смена репертуара очень важна и для смены самой атмосферы, и для работы мышц на надлежащем уровне. А еще у нас идет страшно длинный балет «Кольцо Нибелунгов» Бежара. Пять часов подряд – все оперы в одном балете, когда артисты не только танцуют, но и разговаривают, и поют. Немцы ведь любят слушать Вагнера и могут его долго слушать. Но основной акцент все же приходится именно на классику.

– Почему?

– Это самое главное. Потому что классический танцовщик всегда сможет танцевать модерн, но сугубо модерновый – никогда не сможет исполнять классику, потому что, когда нет школы и образования – невозможно быть классическим танцовщиком. Хотя я сам люблю все пробовать и не боюсь участвовать в любых постановках. Если попробовал и пришел успех – доволен, если неуспех – ну, значит, все равно имел возможность хорошо поработать с хореографом.

– Но что-то вам интересно в современной хореографии?

– Назвать одно имя – значит, обидеть другого или третьего. Дело вкуса. Есть модерн, который я не понимаю, а есть интересное.

– Вас часто называют лириком. Что вне вашего репертуара? Скажем, «Спартак»?..

– Я в первую очередь романтический танцовщик. Но в то же время ведь никто не знает мою другую сторону – гротескного или комического танцовщика. Когда я был в труппе у Касаткиной и Василева, Зеленая сделала из меня Гамаша в «Дон Кихоте».

– Что в ваших планах?

– В планах – танцевать, танцевать и танцевать. Планы расписаны до следующего сезона, фактически закрыты до 2009–2010 годов и даже до 2011-го, но пока они не разглашаются. А к тому же я еще и суеверен. Скажу, когда случится. У меня вообще много секретов. Но и очень много планов. Есть хореографы, есть новые роли. Постараюсь до ухода на пенсию все идеи воплотить в жизнь.

– А пенсия уже скоро?

– Ну, еще лет десять буду выступать, надеюсь.

– Вам стало тяжелее танцевать?

– Конечно, мое тело не такое, как 20 лет назад, но я и не хочу быть как в 18… Хочется иметь золотую середину.

– Однако, судя по вашему выступлению, вы в блестящей форме. Наверное, помогает спорт?

– Я люблю нырнуть и посмотреть на рыбок под водой, через маску. Люблю лес, природу, люблю дышать водой, но не специально плавать.

– О чем вы жалеете? Или ни о чем, как Эдит Пиаф?

– Как Пиаф. Ни о чем не жалею. Как сложилось, так и идет.

Источник

В центре внимания

Читай также

Концерт: Владимир Малахов

В центре внимания: Владимир Малахов

ЗакрытьСити-гайд Gloss.ua Получай самые интересные материалы первым!
  • facebook.com
  • vk.com
  • instagram.com
  • google.com
Комментарии

Новые материалы

Кино – не говно: самые нестандартные фильмы декабря

Кино – не говно: самые нестандартные фильмы декабря

Альтернатива выносящей мозг попсе

Шевели мозгами: лучшие образовательные мероприятия декабря

Шевели мозгами: лучшие образовательные мероприятия декабря

Ученье – свет, а неученье – нелюбимая работа в офисе с 9 до 6. Учимся круто писать, работать с командой и общаться с налоговой

Любимое дело, воображаемая старость, красота, снег и музыка ноября от Кирилла Иванова (СПБЧ)

Любимое дело, воображаемая старость, красота, снег и музыка ноября от Кирилла Иванова (СПБЧ)

Интервью с лидером группы СПБЧ накануне киевского концерта

Киев для нищей интеллигенции или Гид по бесплатным событиям декабря

Киев для нищей интеллигенции или Гид по бесплатным событиям декабря

Как провести декабрь без гроша в кармане, читайте в нашей подборке

Обзор ресторана «Гаро»: грузинская кухня, современная подача и украинско-грузинское гостеприимство
Где перезарядить мозги: гид по лучшим событиям рабочей недели в Киеве
А пошел бы ты в театр еще раз! Лучшие театральные гастроли декабря

А пошел бы ты в театр еще раз! Лучшие театральные гастроли декабря

Театра много не бывает. Вашему вниманию, гастроли львовских, черновицких и инародных коллективов уже в первую неделю декабря

Party Hard: Вечеринки декабря, на которые мы пошли бы сами

Party Hard: Вечеринки декабря, на которые мы пошли бы сами

Если душа требует развлечений, запоминай самые интересные ивенты декабря, которые мы однозначно рекомендуем не пропустить

дед

Новые статьи

Кино – не говно: самые нестандартные фильмы декабря

Кино – не говно: самые нестандартные фильмы декабря

Альтернатива выносящей мозг попсе
Шевели мозгами: лучшие образовательные мероприятия декабря

Шевели мозгами: лучшие образовательные мероприятия декабря

Ученье – свет, а неученье – нелюбимая работа в офисе с 9 до 6. Учимся круто писать, работать с командой и общаться с налоговой
Любимое дело, воображаемая старость, красота, снег и музыка ноября от Кирилла Иванова (СПБЧ)

Любимое дело, воображаемая старость, красота, снег и музыка ноября от Кирилла Иванова (СПБЧ)

Интервью с лидером группы СПБЧ накануне киевского концерта
Киев для нищей интеллигенции или Гид по бесплатным событиям декабря

Киев для нищей интеллигенции или Гид по бесплатным событиям декабря

Как провести декабрь без гроша в кармане, читайте в нашей подборке
Обзор ресторана «Гаро»: грузинская кухня, современная подача и украинско-грузинское гостеприимство

Обзор ресторана «Гаро»: грузинская кухня, современная подача и украинско-грузинское гостеприимство

Пишем только о том, что можем рекомендовать!

ТОП месяца

Книжный магазин-кафе «Хармс»: убежище интеллектуала-гика

Книжный магазин-кафе «Хармс»: убежище интеллектуала-гика

Книжный магазин, в котором ты найдешь только лучшую литературу, качественный винил и замечательный кофе
Прекрасный возраст: столичный ресторан "Кувшин" отпраздновал свой 11-й день рождения

Прекрасный возраст: столичный ресторан "Кувшин" отпраздновал свой 11-й день рождения

Шеф-повара запекали барашка на вертеле, из Грузии привезли легендарный сыр Гудисквелии, вино и традиционные сладости
7 фактов о новом альбоме The Maneken

7 фактов о новом альбоме The Maneken

Накануне выхода альбома и большого шоу мы собрали семь самых интересных фактов о новой работе ключевого проекта Евгения Филатова
Легенда хаус-сцены выступит в Closer: Marcellus Pittman

Легенда хаус-сцены выступит в Closer: Marcellus Pittman

Вне зависимости от реальной метеорологической ситуации, суббота в Клоузере будет солнечной
Где перезарядить мозги: гид по лучшим событиям рабочей недели в Киеве

Где перезарядить мозги: гид по лучшим событиям рабочей недели в Киеве

Куда пойти после работы
Наверх