Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»

На главную премьеру года - инаугурацию старой сцены Большого - позвали лишь первых лиц государства. Что, впрочем, логично. Сразу после грандиозного события балерина Волочкова, бывшая труженица театра, изложила свой взгляд на грандиозное событие. Обиды Большому она до сих пор не простила, поэтому он получился  критическим.

«Перезагрузка» Большого застала балерину в Твери. Приезжать в город за шесть часов до выступления - ее давний принцип. Во-первых, необходимо подготовиться и провести репетицию, во-вторых, дать обязательный мастер-класс для детей танцевальных студий.

В Твери Анастасия Волочкова своим правилам не изменила, однако, накануне выступление в ТЮЗе со своей программой «Аплодисменты», нашла полчаса времени и в прямом эфире радио «Комсомольская правда» (99,3 FM) ответила на несколько вопросов.

Первым - и самым злободневным - был, конечно же, о главном театре страны.

- Анастасия, 28 октября, наконец-то, открылся Большой театр. Вы в Живом Журнале написали, что сожалеете о том, что сейчас сделано с театром. И Цискаридзе тоже солидарен с вами. Неужели то, что мы видели в день открытия Большого театра по телевизору, это только блестящая обертка?

- Конечно. Телевидение имеет такую особенность украшать и приукрашать все, что только можно и нельзя. Но дело не в этом. Просто Большой театр для меня большую ценность, потому что я 5 лет своей жизни прослужила в этом театре, работала с великими мэтрами. А что касается реконструкции, действительно, демонтаж был в 2005 году, и то, что сегодня мы видим в Большом театре, понятное дело, все сляпано как попало. И сделано это потому, что ни для кого не секрет, что первый бюджет, который был выделен на реконструкцию театра, был полностью разворован. А второй, видимо, только частично. Очень жаль, потому что не то, чтобы зрительская часть, а даже репетиционная база не соответствует нормам и параметрам, для того чтобы можно было нормально работать. Там построены залы, в которых партнер не может поднять свою партнершу, иначе у нее будет сотрясение мозга, потому что она ударится головой.

- То есть такие низкие потолки?

- Да. Что касается раздевалок. Как можно построить гримерную комнату для 14 человек, в которой даже нет ни одного окна? Что касается зрительской части. Большой театр всегда украшали бронзовые ручки, которые были символичны для Большого театра. Это была лепнина из бронзы. Сегодня заменено какой-то пластмассой и покрашено.

- Неужели ничего от этого богатства не осталось?

- К сожалению, все было разворовано за эти годы. Все, что видно сегодня, это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре.

- Анастасия, а вас приглашали на открытие театра?

- Нет, вы знаете, меня не пригласили. Ни меня, ни Николая Цискаридзе.

- Удивительно.

- Это очень удивительно. Я не могу сказать, что я сильно расстроилась, но я так предположила, там же был практически весь бомонд московский. Мне казалось, что как-никак я имела отношение к этому театру.

- Не просто имели, вы были примой этого театра.

- В общем-то, так и было. Но вы знаете, суть не в самом строительстве. Ведь вы понимаете, для меня в жизни (думаю, вы видите, судя по моим поступкам) всегда важна была не форма, а содержание всего того, что человек может сделать, всего того, что происходит в жизни. Ведь Большой театр это государственный театр, и а сейчас  творческого духа там совершенно никакого не осталось. Можно сравнить на примере времени, когда в театре творил, правил и руководил этим театром Юрий Григорович, мэтр великий, в его время на сцене Большого театра в одно и то же время блистала целая плеяда танцовщиков, таких как Майя Плисецкая, Михаил Лавровский, Марис Лиепа, Владимир Васильев, Екатерина Максимова, Наталья Бессмертнова, Нина Семизорова, Александр Годунов, Александр Ветров, Гедиминас Таранда. Вы знаете, я не буду больше перечислять людей, чтобы просто кого-то не обидеть. Некоторых уже нет в живых.

Но дело в том, что это было тогда. А вы сейчас выйдите на улицу и спросите у людей: назовите сходу пять имен балерин, которые танцуют сегодня. Не только в Москве, вообще в России. Вы в тупик поставите этим вопросом.

- Но вас, Анастасия, назовут точно.

- Возможно. Может быть, потому, что имя известным стало. Но суть вопроса в другом. Просто сегодня самое важное это коммерция, это деньги. Но если бы эти деньги были направлены на творческие проекты и на творчество, то это одно. А когда девочек уже превратили не буду говорить, в кого, о каком творчестве можно говорить, если сегодня любой человек с деньгами может прийти и сказать: вот эта будет танцевать, а вот эта не будет? Знаете, мой пример поучителен. Я сама стала заложницей ситуации, когда в свое время директору сказали: вот эту, Волочкову, убрать любой ценой. Он убрал любой ценой.

- Я помню, вы через суд доказывали свою правоту.

- Я доказала свою правоту. Я сделала правильный шаг и очень смелый. Потому что я тогда защищала свои честь и достоинство в одиночку, за мной не стоял никто тогда - ни богатые мужья-спонсоры, ни просто какой-то человек. Я делала это одна, защищала свою честь и право присутствия на балетной сцене перед своим зрителем. Согласитесь, Большой театр это государственная структура, это же не частная лавочка.

- Это лицо России.

- По идее, было. Но это же не частный филиал банка какого-то.

- Анастасия, положа руку на сердце, вы ждали приглашения на открытие театра?

- Если честно, нет, конечно. Я понимала прекрасно, что я буду первым человеком, кого не пригласят. Я слишком много правды сказала за время, пока шла реконструкция, строительство, и вообще о том, что происходило в Большом театре. И я могу сказать, что даже когда я защищала свою честь в суде и выиграла суд, я прекрасно понимала, что меня на работе восстановят, но танцевать там не дадут. Так и случилось. С 2003 года я ни одного спектакля на сцене Большого не станцевала. И поэтому ждать приглашения на открытие – это было даже смешно.

С другой стороны, я настолько не пожалела. После того, что там сейчас происходит, и после того, каким образом меня убирали из театра, у меня даже нет ностальгии. У меня сейчас свой театр - театр Анастасии Волочковой. Это не здание, это проект, который живет. И я человек, который собирает сегодня залы своим именем. Я еще даже не народная артистка.

- Но вы заслуженная уже.

- Да, заслуженная. Я считаю, что народный артист - это тот, кто любим публикой, кто может действительно собрать свои концерты и собрать полные залы. О чем говорить? У меня свой коллектив, 16 человек команды, свои декорации, свое балетное покрытие, свет, звук. У меня своя концертная программа. Я танцую, пою, мне никто не дышит злобой за кулисами во время моих шоу.

- Хотя злопыхателей хватает.

- Конечно. Но в моей команде все друзья. У меня оперные звезды прекрасные. И вот мы таким коллективом путешествуем по миру и по России. Какая ностальгия? Опять лезть в это болото?

- Неужели нет желания выступить на сцене Большого театра?

- Вы знаете, я обязательно выступлю. У меня там обязательно пройдет бенефис - большой, яркий, красивый. А классические балеты я уже практически и не танцую.

- Вас обвинили в откровенном костюме в номере «Танго» на благотворительном вечере. Хотя, насколько я знаю, вы всегда танцуете именно в этом костюме.

- Я не знаю, что происходит с людьми. Честно говоря, я уже столько реакций на себя насмотрелась и наслушалась, что я просто перестала придавать этому значения. С другой стороны, если меня стали обвинять в последнее время за чрезмерную сексуальность моего выступления на сцене и моих танцев, пусть это будет мой самый большой недостаток - слишком открытый, сексуальный танец. Потому что я действительно всегда к этому стремилась, мне скучно томное классическое искусство. Я не могу себя такой представить больше. Да, у меня яркая, шикарная программа. Если кто-то хочет пойти и посмотреть скукотень, то у людей есть выбор. Да, я другая. Я детей и молодежь хочу привлекать к миру прекрасного и красоты, и делаю это ярко. Так, чтобы им было интересно на это смотреть. «Лебединым озером» или «Спящей красавицей» вы вряд ли сегодня соберете зрительный зал, особенно в регионах, и особенно молодежь вряд ли придет. И балет «Лебединое озеро», к сожалению, уже ассоциируется у нас у всех с путчем или с каким-то переворотом. Поэтому я ушла от этого направления, создала свой формат современного концертного шоу. И оно сегодня собирает залы, и мне интересно.

Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»1/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»2/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»3/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»4/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»5/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»6/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»7/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»8/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»9/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»10/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»11/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»12/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»13/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»14/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»15/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»16/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»17/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»18/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»19/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»20/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»21/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»22/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»23/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»24/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»25/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»26/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»27/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»28/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»29/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»30/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»31/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»32/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»33/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»34/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»35/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»36/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»37/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»38/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»39/40
Анастасия Волочкова: «Все, что видно сегодня, - это жалкие остатки того, что должно было быть в Большом театре»40/40
ИсточникGloss8 ноября 2011, 16:45

В центре внимания: Анастасия Волочкова

Анастасия Волочкова

ЗакрытьСити-гайд Gloss.ua Получай самые интересные материалы первым!
  • facebook.com
  • vk.com
  • instagram.com
  • google.com
Комментарии
дед
Наверх