Петр Зеленка. ”Карамазовы”. Наблюдение за наблюдающим за наблюдателем, или “Превратности экранизации 2”…

Линда Витановска27 июля 2009, 17:49Кино


“– Достоевский умер, — сказала гражданка, но как-то не очень уверенно.
– Протестую, — горячо воскликнул Бегемот. — Достоевский бессмертен!” 

                                     (М. А. Булгаков “Мастер и Маргарита”)

Обилием страстей и извержением тайных подсознательных  желаний, остросюжетностью и убийственной правдивостью образов притягивает к себе читателей роман Ф.Достоевского “Братья Карамазовы”. Поэтому и  не удивительно, что кинематографисты обращаются к его экранизации, чтобы еще раз продемонстрировать миру свой особый взгляд на данное произведение известного мастера. Не остался в стороне от данной темы и  чешский режиссер Петр Зеленка, сняв в 2008 году  по мотивам указанного романа Достоевского фильм “Карамазовы".

С первых  же строк статьи хочу сказать, что я инкриминирую фильм П. Зеленки  “Карамазовы” как кино. И кино не столько о Карамазовых, сколько о современном видении мира и человеческих страстей, которые отвечают накалу страстей в романе Достоевского “Братья Карамазовы”. Это некий исключительно парадоксальный взгляд современника на события, которые отображаются в романе, события, в принципе, выдуманные, но целиком применимые в современных условиях и пригодные для текущего момента.
Чтобы стало яснее, о чем собственно речь,добавлю, данный фильм П. Зеленки поставлен на основе спектакля Эдварда Шорма “Братья Карамазовы”, который в течение нескольких лет идет  в Пражскому Дейвишком театре. В фильме задействованные актеры постановки. А фабулой для фильма послужила история о том, как трупа Дейвишского театра приезжает на альтернативный театральный фестиваль драматических постановок в реальной жизни, который происходит в польском промышленном городке Новая Гута на металлургическом заводе. Достаточно вероятная история, которая целиком могла бы стать документальной. И вот, в границах этой истории и в границах пространства фильма разыгрывается драма, сюжет которой заимствован из романа Достоевского “Братья Карамазовы”.


Фильм начинается с того, что актеры из Праги едут в автобусе на фестиваль в Новую Гуту. От нечего делать один другому рассказывает историю фильма, в котором говорится о внуке Достоевского, который водил трамваи в Петербурге, никогда не читал произведений своего знаменитого деда, по-немецки знал только слово Мерседес, который он мечтал купить и который наконец купил, посетив в Германии семинар по творчеству Федора Михайловича. Так вот, под эту историю актеры заезжают в заброшенный заводской двор. Их встречают организаторы фестиваля и заводят в полуразрушенный цех, в котором они начинают репетицию своей версии “Братьев Карамазовых”:

Итак... Открываются ворота ангара, и под героически-торжественную музыку на импровизированную сцену посреди металлургического цеха ступают фигуры актеров. Музыка вводит и зрителей, и исполнителей в реальные декорации обычного промышленного завода. Грязный,  насквозь изъеденный ржавчиной, цех становится театральными залом со старыми потресканными станками, изувеченной техникой и разбитой утварью, залом, в котором за день до представления произошла трагедия, упал из высотного железного мостика сын одного из рабочих и получил тяжелую  травму позвоночника. Этот рабочий, обвиняя себя, неутешно бродит по цеху и невольно становится случайным зрителем репетиции пьесы Достоевского “Братья Карамазовы”. Тоже, как будто невзначай, его захватывает игра актеров, и он тоже, как бы между прочим, становится случайным действующим лицом драмы “Братьев Карамазовых”. Не только наблюдателем, а наблюдателем, который находится внутри действия. С одной стороны – он отстраненно воспринимает то, что происходит в пьесе, с другой –  то, что происходит в пьесе конкретно  касается его самого. Тоже невольно он поочередно примеряет к себе роли из “Братьев Карамазовых”. И ситуация романа  жестко проектируется на реальную ситуацию из его собственной жизни. Становится, так бы сказать, ситуацией, в которую конкретно попал он сам. Рабочего очень поглощает действие, которое он не соглашается покинуть даже, когда узнает о смерти собственного сына, даже уговоры жены не действуют на него, он, будто маньяк, остается  досматриваться спектакль, чтобы непременно узнать, чем закончится суд над отцеубийством (примеряя ситуацию драмы Достоевского к своей личной внутренней драме).
Актеры уверены, что случай с рабочим – это удачный ход режиссера, который  хочет вводом такой нестандартной ситуацию в ткань драматургического действия, вызвать обострение актерских эмоций и пограничную ситуацию в их игре, которая будет содействовать более точной передаче эмоций в спектакле, который они играют. Они обсуждают ситуацию с рабочим, решают моральную целесообразность своего выступления. Однако, на всеобщее удивление,  рабочий дает свое согласие на продолжение репетиции.
С этого момента спектакль играется  ради единственного зрителя –  рабочего, с сыном которого произошло несчастья. Это придает особое обострения событиям драмы Достоевского. И таким образом в фильме  П. Зеленки начинает  наслаиваться один на другой множество пластов реальности, и вместе из тем эти пласты постоянно начинают сниматься один с другого, как листовое железо, которое, очевидно, плавится на данном заводе. Пласту определенной реальности отвечает театральная  фабула. Поступкам реальных людей отвечает театральная аффектация и театральная статика. Поэтому в ткани фильма четко проступает условность театра, которая в свою очередь, накладывается на условность реальных событий и реальных декораций, то есть декораций завода с немногочисленными зрителями рабочими, скорее, одного рабочего – для которого и  происходит показ, для которого играют актеры, зрителя, который находится  в пограничной ситуации!!!

Поставить зрителя в  экзистенциальную ситуацию, которая отвечает ситуации, в которой находятся герои Достоевского, тоже достаточно удачный драматургический ход П.Зеленки, который он использует для  подачи материала фильма в современном контексте. Вообще, режиссер, он же и сценарист ленты “Карамазовы”, выбрал  оптимальный  вариант для современной трактовки романа Достоевского и его идей  на современную почву. Современность в фильме четко и безапелляционно проектируется на реальность Достоевского, пропечатывается и определенной мерой интерпретируется, воспроизводя, таким образом, неоднозначный срез чувств и подсознательных мыслей героев Достоевского, который целиком  идентичен чувствам и подсознательным желаниям современного героя. В этом многослойном сплаве театрального пространства, пространства кино и действительных событий, в этой пространственной многозначительной конфигурации происходит игра страстей, игра театральных и человеческих (то есть реальных) подсознательных и действительных  желаний, с учетом игры страстей и желаний, которые развиваются внутри романа Достоевского.
Таким образом, Зеленка наглядно применяет к жизни фразу – весь мир театр и люди в нем актеры. С одной стороны – он подходит к этой фразе буквально, приглашая реальных актеров сыграть роли в пьесе по Достоевскому, с другой – он  показывает переносное значение данного высказывания, его, так сказать, интеллектуальную сущность и образное значение, привлекая к просмотру спектакля реального зрителя (рабочего, находящегося в пограничной ситуации).
В фильме актеры играют самих себя в ролях Достоевского и в реальности также они играют себя, иногда эта граница стирается. Их междуличностные отношения проектируются на выполнение ролей в пьесе. Сознательная театрализация материала фильма достаточно усиливается таким театральным афоризмом: если в пьесе есть ружье, то она обязательно выстрелит. Правда, вместо ружья здесь выступают пули в столе рабочего, который вместе с тем, является и зрителем и который находится на грани чувств из-за смерти сына. Эти пули в конце фильма конечно же  выстрелят, появится также револьвер, и экзистенциальный герой всадит себе пулю в висок.Эпизод самоубийства рабочего станет финалом фильма, но отнюдь не финалом пьесы, которую играют актеры в реальных декорациях.
В финале спектакля, находясь на сцене, Алеша Карамазов будет произносить прощальную речь на похоронах Иллюшечки Снегирева, и эта речь будет полностью соответствовать прощальному слову над трупом рабочего, который только что свел счеты с жизнью. В реальном мире сквозь выбитые оконные стекла в потолке цеха пойдет дождь, он словно очистит поле человеческих страстей и сцену. И эта прощальная речь Алеши зазвучит одновременно катарсисом в произведении Достоевского и катарсисом фильма “Карамазовы”. В этой сцене идет явный посыл, что  Зеленка берет Достоевского исключительно для того, чтобы рассказать современную историю экзальтации человеческих чувств и страстей, которые скрываются под оболочкой реальности (что также, кстати, спрятано глубоко в прозе Федора Михайловича).
Заканчивается фильм тем, что ворота ангара снова, как будто театральный занавес, открываются, и фигуры актеров выходят на заброшенный заводской двор, на котором лежит распростертое тело рабочего, и которое, словно театральной ширмой, также прикрывают брезентом, скрывая от посторонних глаз.
А торжественная героическая музыка, как и в сцене начала картины, снова торжественно звучит реквиемом человеку, человеческим чувствам и Достоевскому...
Музыку к фильму написал польский композитор Ян Качмарек, известный, как обладатель “Оскара” за саундтрек к фильму “Finding Nеvеrlаnd”, и она полностью отвечает драматургическому характеру картины, соостветствуя уровню повествования драмы под названием Жизнь.
Оператором фильма выступил Александер Шуркала, этнический украинец родом из Пряшева, который выполнил изображение  фильма с минимальным применением
изобразительных эффектов, к чему, кстати, и побуждает среда существования героев “Карамазовых”. Хотя иногда в изображении происходит некий гиперреализм и гипертроффация реальности. Думаю, потому, что П. Зеленка старается в своем произведении отобразить абсурд бытия, который перерастает в достаточно  гиперреалистические формы, приобретая напрочь искривленные гипертроффированных образов, как это показано в сцене встречи Грушеньки со своим поляком. Когда в кадре звучит чешский шансон, за роялем с сигаретой в зубах  в декадансном дыме сидит такой  вот себе чешский бард в потертом театральном сюртуке, от чего сцена выглядит карикатурно-абсурдной, как и сам сюжет действия, которое происходит на фоне прозы Достоевского. И вот именно эту карикатурную абсурдность мастерски  воссоздает кинокамера.
Фильм П.Зеленки “Карамазовы” –  это такой себе Достоевский на чешский  современный манер,  Достоевский глазами современного западного зрителя, примерная квинтэссенция Достоевского в современном варианте, некий взгляд (фокус) наблюдателя, который наблюдает за тем, кто наблюдает. Что, конечно, не является весьма новым для современного западного зрителя, хотя как попытка интерпретировать идеи Достоевского в современном контексте является достаточно удачной попыткой. Возможно, потому, что в фильме П. Зеленки используется   концептуальный подход к подаче классического материала  Ф.Достоевского. И концептуальность эта отображается во взгляде современника на событии “Братьев Карамазовых” и на жизнеспособность идей, провозглашенных Достоевским, в контексте нынешнего дня, а также действенность этих идей сегодня.

                                                                               © Риженко Тетяна,2009
Фильмография.
Режиссёр: Петр Зеленка
Продюсер: Цэстмир Копэцки
Автор сценария: Петр Зеленка
В главных ролях:     Мартин Мышичка, Иван Троян, Роман Лукнар
Оператор: Александр Шуркала

Композитор: Ян А.П. Качмарек
Длительность:     113 мин.
Бюджет: €1 000 000
Производство: Польша, Чехия, 2008 год.

Украинский вариант статьи читайте на ХайВей:

http://h.ua/story/215547/

В центре внимания

Читай также

ЗакрытьСити-гайд Gloss.ua Получай самые интересные материалы первым!
  • facebook.com
  • vk.com
  • instagram.com
  • google.com
Комментарии

Новые материалы

Анатомия шоу ONUKA и НАОНИ: концерт, который рекомендуем не пропустить

Анатомия шоу ONUKA и НАОНИ: концерт, который рекомендуем не пропустить

Разбираемся, что такое ONUKA & НАОНИ и чего стоит ждать от этой программы

ART декабрь. Рейтинг выставок месяца по нестандартным признакам

ART декабрь. Рейтинг выставок месяца по нестандартным признакам

Лучшее, что будут показывать в киевских галереях

Рождественская барахолка: 10 причин для настоящего Куража

Рождественская барахолка: 10 причин для настоящего Куража

Куда бежать в первую очередь, чтобы покуражиться и ничего не пропустить, читайте в этом материале

Обзор ресторана венецианской кухни Сasa Nori: чувствуй себя, как дома

Обзор ресторана венецианской кухни Сasa Nori: чувствуй себя, как дома

Единственное место в Киеве, где готовят блюда северо-восточной Италии по старинным рецептам 200-летней давности

Кино – не говно: самые нестандартные фильмы декабря

Кино – не говно: самые нестандартные фильмы декабря

Альтернатива выносящей мозг попсе

Шевели мозгами: лучшие образовательные мероприятия декабря

Шевели мозгами: лучшие образовательные мероприятия декабря

Ученье – свет, а неученье – нелюбимая работа в офисе с 9 до 6. Учимся круто писать, работать с командой и общаться с налоговой

Любимое дело, воображаемая старость, красота, снег и музыка ноября от Кирилла Иванова (СПБЧ)

Любимое дело, воображаемая старость, красота, снег и музыка ноября от Кирилла Иванова (СПБЧ)

Интервью с лидером группы СПБЧ накануне киевского концерта

Киев для нищей интеллигенции или Гид по бесплатным событиям декабря

Киев для нищей интеллигенции или Гид по бесплатным событиям декабря

Как провести декабрь без гроша в кармане, читайте в нашей подборке

дед

Новые статьи

Анатомия шоу ONUKA и НАОНИ: концерт, который рекомендуем не пропустить

Анатомия шоу ONUKA и НАОНИ: концерт, который рекомендуем не пропустить

Разбираемся, что такое ONUKA & НАОНИ и чего стоит ждать от этой программы
ART декабрь. Рейтинг выставок месяца по нестандартным признакам

ART декабрь. Рейтинг выставок месяца по нестандартным признакам

Лучшее, что будут показывать в киевских галереях
Рождественская барахолка: 10 причин для настоящего Куража

Рождественская барахолка: 10 причин для настоящего Куража

Куда бежать в первую очередь, чтобы покуражиться и ничего не пропустить, читайте в этом материале
Обзор ресторана венецианской кухни Сasa Nori: чувствуй себя, как дома

Обзор ресторана венецианской кухни Сasa Nori: чувствуй себя, как дома

Единственное место в Киеве, где готовят блюда северо-восточной Италии по старинным рецептам 200-летней давности
Кино – не говно: самые нестандартные фильмы декабря

Кино – не говно: самые нестандартные фильмы декабря

Альтернатива выносящей мозг попсе

ТОП месяца

Новая украинская музыка: группа The Erised презентует альбом в клубе Atlas

Новая украинская музыка: группа The Erised презентует альбом в клубе Atlas

Почему вечер среды тебе стоит провести в Атласе, разбираемся в этом материале
Fine Nuances: одежда для личности и кофе для счастья

Fine Nuances: одежда для личности и кофе для счастья

Пофилософствовать на тему вещей за чашкой самого-вкусного-эспрессо-в-мире от FINE и Александра Славинского мы отправились в шоу-рум NUANCES
Киевская философия: ответ на главный вопрос жизни, Вселенной и всего такого

Киевская философия: ответ на главный вопрос жизни, Вселенной и всего такого

В преддверии Всемирного дня философии редакция рассуждает об истории, развитии и применении этой науки в парадигме столичной жизни
Где перезарядить мозги: гид по лучшим событиям рабочей недели в Киеве

Где перезарядить мозги: гид по лучшим событиям рабочей недели в Киеве

Куда пойти после работы
РОМАН С АРТОМ: Интервью с одним из самых интересных молодых художников Украины Романом Михайловым

РОМАН С АРТОМ: Интервью с одним из самых интересных молодых художников Украины Романом Михайловым

О том, как живётся художниками молодого поколения – в откровениях одного из них
Наверх