Хью Джекман берет интервью у Рэйчел Вайс

Gloss13 сентября 2005, 15:21

Она всегда обладала сердечностью, умом и готовностью играть на грани. Этой осенью, когда выходят два ее смелых новых фильма, огни всех прожекторов будут направлены на Рэйчел Вайс.

Так и хочется назвать Рэйчел Вайс "английской розой" - образ, который с готовностью приходит на ум, едва вы взглянете на ее открытую ясноглазую красоту, - однако правда в том, что эту актрису нельзя так легко определить. Для начала, взять хотя бы храбрый выбор ролей - в фильмах вроде "Украденной красоты" (1996), "Врага у ворот" (2001), "Константина" и грядущих "Преданного садовника" и "Источника", в каждом из которых исследуется темная сторона человеческих эмоций, отношений, событий и побуждений. Так что нет ничего удивительного в том, что будущим мужем Вайс станет не кто иной, как Даррен Аронофски, режиссер таких решительно негламурных фильмов, как "Пи" (1998), "Реквием по мечте" (2000) и "Источник" - один из тех проектов, которые Вайс остроумно описывает как "шоу после шоу". Но, как и приличествует женщине, чья фамилия произносится "вайс" [vice - недостаток (англ.)], актриса всегда представляет себя не иначе, как "просто человек"; когда ее просят описать собственные недостатки, она с готовностью отвечает: "Я слишком большая мечтательница - звучит мило, однако я могу быть как заноза в заднице - и для себя самой, и для всех окружающих. И я обладаю ярко выраженным качеством Рыб - пытаюсь плыть в разных направлениях одновременно". И здесь она окунается с головой в откровенную беседу со своим партнером по фильму "Источник" Хью Джекманом.

Хью Джекман

Чтобы подготовиться к роли, я пошел посмотреть, как женщине, имеющей троих детей, делают операцию по удалению опухоли головного мозга размером с бейсбольный мячик.

Хью Джекман: Привет, дорогая!

Рэйчел Вайс: Хьюююю! Как продвигается работа с Вуди Алленом? [в момент интервью Джекман снимался в Лондоне в новом фильме Вуди Аллена]

Хью Джекман: О, я в совершенном восторге - он просто уморительно смешной, и сценарий очень забавный. И я прихожу домой в полпятого каждый день.

Рэйчел Вайс: Ты играешь английского аристократа, верно?

Хью Джекман: Да, я играю английского аристократа, дьявольски красивого, невероятно очаровательного и, возможно, серийного убийцу. Однако уймись, это я веду здесь интервью! Ты намного естественней в роли интервьюера, чем интервьюируемого.

Рэйчел Вайс: Я знаю. Я люблю задавать вопросы.

Хью Джекман: Ты часто играешь англичанок?

Рэйчел Вайс: Какое-то время не играла, хотя моя героиня в "Преданном садовнике" - англичанка; фильм выйдет примерно в то же время, что и это интервью. Мой персонаж - активистка, она помогает людям и в каком-то смысле сует нос в чужие дела и доставляет много хлопот. Однако она не принадлежит ни к какой группе. Она активистка свободного полета. [смеется]

Хью Джекман: Я знаю, что действие фильма происходит в Кении. Вы действительно снимали там?

Рэйчел Вайс: Мы снимали немного в Берлине и немного в Лондоне, но главным образом в Кении.

Хью Джекман: Как я понимаю, вы спали несколько ночей в палатках, нет?

Рэйчел Вайс: Да. Один раз наш менеджер разбил палаточный городок, мы поехали туда поздним вечером и застряли не пойми где во время песчаной бури. Мы все немного испугались, потому что потеряли остальных. Наконец мы еле-еле различили какие-то палатки, все понеслись туда и завалились спать. На следующее утро мы обнаружили, что находимся посреди африканской степи. Это было экстраординарно, но определенно не роскошно.

Хью Джекман: Тебе это понравилось?

Рэйчел Вайс: Абсолютно. Мы снимали, главным образом, в трущобах Киберы, куда туристы и белые люди обычно не ходят и где сотни тысяч людей живут в ужасной нищете, с открытой канализацией, без проточной воды и электричества. Кибера находится рядом с Найроби; у улиц нет названий, потому что нет и улиц, только грязные дорожки. Это не город в том смысле, как мы понимаем город, и все же он полностью функционирует как таковой.

Рэйчел Вайс

Я бы сказала, я очень страстный человек, и, думаю, меня привлекло в характере Тессы Куайл то, что она хотела умереть за идею, в которую верила.

Хью Джекман: Во время съемок там вы чувствовали, что на вас обращают внимание?

Рэйчел Вайс: Ну, способ, которым Фернандо [Мьереллес] снимал этот фильм, был очень-очень сдержанным; мы не устанавливали огромные краны и прожекторы, - это было больше похоже на съемки документального фильма. Фернандо работал с тем же самым оператором, с которым он работал над "Городом бога" (2002), - парнем по имени Цезарь Чарлоне, у него была только переносная камера, и он снимал нас, пока мы бродили по трущобам в образе и импровизировали. Все дети там понемногу учатся английскому и знают, как спросить: "Как вы поживаете?" Они подбегали к нам, говоря эти слова, увивались вокруг нас, и это стало частью фильма. Дети глазели на нас, потому что мы были белые, и потому что их интересовало, что мы делаем в их городе, но они были очень нам рады.

Хью Джекман: Я слышал прекрасные слова об этом фильме от очень многих людей. Ты смотрела его?

Рэйчел Вайс: Смотрела, и он мне понравился. Это честь - работать с Фернандо.

Хью Джекман: Тебе вообще нравится смотреть свои фильмы?

Рэйчел Вайс: Никогда - это был первый раз, когда мне на самом деле доставило удовольствие посмотреть фильм. Благодаря манере съемок Фернандо Африка действительно похожа на Африку - все эти дети, люди, они не играли, они просто были там. Это такое наслаждение - не смотреть на технику игры, а будто следить за чем-то, как муха на стене. Так или иначе, я думаю об этом как о чем-то очень бразильском. [оба смеются] Они очень непосредственные. Но если говорить о совершенной свободе, то, что ты делал в "The Boy From Oz", приводило меня в дикий восторг. Каждый вечер ты импровизировал с публикой, взаимодействуя с ними вне зависимости от того, что происходило. Райское наслаждение наблюдать, как кто-то делает это.

Хью Джекман: Я заводился, играя на сцене. [звонит сотовый телефон Джекмана] О, погоди-ка, моя жена на другом конце провода.

Рэйчел Вайс: [выкрикивает] Привет, Деб!

Хью Джекман: Жена! [Джекман недолго разговаривает с женой, а затем возвращается к Вайс] Она жарит мясо. Это очень не по-австралийски с моей стороны - позволить женщине жарить мясо. Итак, для тебя как актрисы сейчас наступила фантастическая жизнь, но я представляю, что ощущения должны быть даже приятней, потому что и твоя личная жизнь в порядке. Вы собираетесь пожениться; каково было работать со своим будущим мужем?

Рэйчел Вайс: Исключительно приятно, потому что увидела, каков он как режиссер.

Хью Джекман: Во время съемок ты все время говорила: "Кто этот парень?" [смеется] - вы были вместе три года, прежде чем стали работать совместно.

Рэйчел Вайс: Как ты знаешь, за фильм шла шестилетняя борьба, так что я никогда не видела его в режиссерском кресле. Плюс - было бы совсем по-другому, если бы я просто посетила съемочную площадку и посмотрела, как он снимает других людей. Думаю, он увидел мое профессиональное "я", а я увидела его, и действительно сексуально видеть, как кто-то делает что-нибудь очень здорово. Еще, когда ты думаешь об этом, большинство пар работают порознь и встречаются под конец дня, так что они не видят работы партнера. Мне очень понравилось это.

Хью Джекман: Он произвел на меня невероятное впечатление, потому что Даррен не ищет простых и легких путей. Он хочет абсолютной смелости и полной правды. Мы с тобой играли влюбленных, живущих невероятно напряженной жизнью, в обстоятельствах приближающейся смерти. Мы должны были играть перед камерой близость и отношение полного доверия друг к другу, и тем не менее я никогда не чувствовал от него ничего странного как от твоего парня - я всегда ощущал, что он был просто "режиссером".

Рэйчел Вайс: Я думаю, на всем протяжении съемок я была актрисой, а он - режиссером, а мы с тобой играли мужа и жену, людей, которые глубоко любят друг друга и которых жизнь испытывает и проверяет очень необычными способами. И получалось так, что ты вывернешь кишки наизнанку, и ничего у тебя уже не остается, а он говорит: "Окей, повтори еще разок". Я никогда не чувствовала себя такой раскрытой, и, думаю, таким в конце концов должен становиться каждый актер, - полностью раскрытым и эмоционально незащищенным. В начале съемок ты сказал мне, что никогда не чувствовал такой безопасности на площадке, потому что иногда актерская игра может быть похожа на то, как если бы ты раздевался посередине улицы, - однако мы оба чувствовали себя в достаточной безопасности настолько, что могли делать это.

Хью Джекман: Помню, в школе драмы мы делали упражнение, называемое "частные моменты", и ты должен был заниматься какими-то действительно глупыми вещами, например, брить подмышки, или стричь ногти, или еще что-нибудь, что обычно ты делаешь один дома, перед лицом двадцати человек. Примечательно, насколько трудно это было.

Рэйчел Вайс: Ты стриг ногти на ногах? [хихикает]

Хью Джекман: Я смутно помню какую-то маленькую чашу с водой, так что, возможно, я брился. Но во время съемок "Источника" меня поразило, что Даррен, как, возможно, и Фернандо, хотел именно этого ощущения интимного.

Рэйчел Вайс: Верно. Как люди ведут себя, когда предоставлены самим себе и вокруг нет никого из съемочной команды - как влюбленные разговаривают друг с другом, когда сталкиваются с трагедией. Потому что иногда ты чувствуешь, что видишь на экране блестящую игру, но, наверное, в реальности люди ведут себя иначе. Я считаю, Даррен нажимает на тебя и заставляет тебя играть снова и снова, пока ты не потеряешь сознание. Это как если бы я смотрела на великих артистов, вроде Джанис Джоплин или Джими Хендрикса, в Вудстоке - я могу видеть, как они добираются до той точки, когда уже не знают, что еще могут сделать.

Хью Джекман: Я хотел спросить тебя о создании образа активистки в "Преданном садовнике". Я бы сказал, ты невероятно любознательно относишься к жизни, к людям, к причинам вещей, так что мне интересно, ты могла бы сказать, что в тебе есть какие-нибудь скрытые тенденции активистки?

Рэйчел Вайс: Я бы сказала, я очень страстный человек, и, думаю, меня привлекло в характере Тессы Куайл то, что она хотела умереть за идею, в которую верила. Я стала спрашивать себя: "А есть ли что-то, ради чего я готова была бы умереть?" И я не могла ответить. Я не особенно интересуюсь политикой, но меня зачаровывают и устрашают люди, готовые отдать жизнь делу. Хотя я тоже отдаю свое время воплощению историй, однако это совсем другая работа.

Хью Джекман: Как актриса и как художник, чувствуешь ли ты, что исполняешь назначение своей жизни?

Рэйчел Вайс: Думаю, людям нужны истории. Иногда они могут воздействовать мощнее, чем что-то другое, иногда они просто развлекают и отвлекают мысли людей от их работы и забот. Я не знаю, является ли то, что я делаю, необходимо важным, но, считаю, воплощение историй - это действительно важная часть жизни. Людям нужны истории. Им нужно искусство в их жизни, фильм, или картина, или что-то, что помогает им чувствовать жизнь.

Хью Джекман: Каким ты находишь отношение к себе как актрисе в Америке по сравнению с Лондоном?

Рэйчел Вайс: Ну, как и ты, я пришла из театра, и, думаю, если ты начинал в театре, ты чувствуешь себя частью товарищества. Так что, полагаю, понятие "быть звездой" - что бы оно ни означало - совершенно чуждо любому австралийцу или англичанину, где все совсем не так. Великие английские актеры, как Йан Маккелен и Джуди Денч, обладают такой скромностью. Еще тот факт, что столь многие потрясающие австралийские актеры работают сейчас в кино, заставляет меня удивляться, неужели у австралийцев существует некая эмоциональная свобода, что и вносит свой вклад в это.

Хью Джекман: На что походил для тебя первый день съемок?

Рэйчел Вайс: Напряженные нервы и много адреналина.

Хью Джекман: А я воспринял это совсем по-другому!

Рэйчел Вайс: Ну, значит, так было из-за подготовки. Этот фильм о значении любви и смерти, и я прочла так много книг на эту тему - я думаю, если ты очень много готовился, ты уже готов начинать. Это как: "Вытащите меня из моего кабинетика, дайте взглянуть в глаза Хью Джекмана и начать говорить". [смеется]

Хью Джекман: Впечатляет. Я люблю этот самый первый момент, когда кто-нибудь выходит на сцену. Я был на уимблдонском турнире недавно, и мне понравилось наблюдать за игрой во время первого пойнта - ты видишь, что некоторые нервничают, другие же очень уверены в себе. На меня произвело большое впечатление, что ты полностью вошла в роль с самого начала.

Рэйчел Вайс: Хью, я была перепугана! [смеется] Но как только ты начинаешь говорить, что-то берет над тобой верх.

Хью Джекман: Я знаю, что ты проводила множество изысканий для роли - ты играешь женщину с опухолью мозга. Я помню, как в один момент ты сказала, что не могла больше продолжать поиски, потому что это убивало тебя.

Рэйчел Вайс: Да, я встречалась с нейрохирургом и невропатологом, я встречалась со многими пациентами, умиравшими от опухоли мозга или выздоравливавших, я посещала множество сайтов, где люди писали дневники и задавали друг другу вопросы, и я приобрела ясное представление, каково жить с этой болезнью. Думаю, спустя три четверти съемочного процесса наступил момент, когда я должна была остановиться.

Хью Джекман: Ты поняла, как бы ты, Рэйчел Вайс, повела себя в подобной ситуации?

Рэйчел Вайс: Я узнала, что чувствовал мой персонаж - она была напугана, но потом обрела мир. Но я не осмелилась бы сказать, как бы я себя вела, если бы такое случилось со мной. Я думаю, каждый надеется умереть достойной смертью, оставить этот мир красиво, но никому не дано этого знать.

Хью Джекман: Чтобы подготовиться к роли, я пошел посмотреть, как женщине, имеющей троих детей, делают операцию по удалению опухоли головного мозга размером с бейсбольный мячик. Я не испытывал при этом тошноты, но, поскольку я знал предпосылки, я немедленно ощутил волну страха - каково было бы находиться на том столе или видеть свою жену в такой ситуации. Мне хотелось плакать, и в тот момент я знал, что далек от того, чтобы быть готовым умереть.

Рэйчел Вайс: Ну, что-то подобное случилось с духовным лидером Рамой Дассом. Он прожил свою жизнь, пытаясь быть отрешенным от мира, а потом у него был удар, и в тот момент он познал страх, связанный со старением и смертью. Позднее он говорил, что его поразил Господь, потому что он осознал - ему был преподан урок. Так что даже при том, что мы проводили все эти месяцы, размышляя о смерти, окруженные умирающими людьми, я не думаю, что для человеческого существа возможно не бояться смерти.

Не считая "Источника", вы сможете увидеть Хью Джекмана на экранах следующим летом в "Людях Х-3".

В центре внимания

Читай также

ЗакрытьСити-гайд Gloss.ua Получай самые интересные материалы первым!
  • facebook.com
  • vk.com
  • instagram.com
  • google.com
Комментарии

Новые материалы

Рождественская барахолка: 10 причин для настоящего Куража

Рождественская барахолка: 10 причин для настоящего Куража

Куда бежать в первую очередь, чтобы покуражиться и ничего не пропустить, читайте в этом материале

Обзор ресторана венецианской кухни Сasa Nori: чувствуй себя, как дома

Обзор ресторана венецианской кухни Сasa Nori: чувствуй себя, как дома

Единственное место в Киеве, где готовят блюда северо-восточной Италии по старинным рецептам 200-летней давности

Кино – не говно: самые нестандартные фильмы декабря

Кино – не говно: самые нестандартные фильмы декабря

Альтернатива выносящей мозг попсе

Шевели мозгами: лучшие образовательные мероприятия декабря

Шевели мозгами: лучшие образовательные мероприятия декабря

Ученье – свет, а неученье – нелюбимая работа в офисе с 9 до 6. Учимся круто писать, работать с командой и общаться с налоговой

Любимое дело, воображаемая старость, красота, снег и музыка ноября от Кирилла Иванова (СПБЧ)

Любимое дело, воображаемая старость, красота, снег и музыка ноября от Кирилла Иванова (СПБЧ)

Интервью с лидером группы СПБЧ накануне киевского концерта

Киев для нищей интеллигенции или Гид по бесплатным событиям декабря

Киев для нищей интеллигенции или Гид по бесплатным событиям декабря

Как провести декабрь без гроша в кармане, читайте в нашей подборке

Обзор ресторана «Гаро»: грузинская кухня, современная подача и украинско-грузинское гостеприимство
Где перезарядить мозги: гид по лучшим событиям рабочей недели в Киеве
дед

Новые статьи

Рождественская барахолка: 10 причин для настоящего Куража

Рождественская барахолка: 10 причин для настоящего Куража

Куда бежать в первую очередь, чтобы покуражиться и ничего не пропустить, читайте в этом материале
Обзор ресторана венецианской кухни Сasa Nori: чувствуй себя, как дома

Обзор ресторана венецианской кухни Сasa Nori: чувствуй себя, как дома

Единственное место в Киеве, где готовят блюда северо-восточной Италии по старинным рецептам 200-летней давности
Кино – не говно: самые нестандартные фильмы декабря

Кино – не говно: самые нестандартные фильмы декабря

Альтернатива выносящей мозг попсе
Шевели мозгами: лучшие образовательные мероприятия декабря

Шевели мозгами: лучшие образовательные мероприятия декабря

Ученье – свет, а неученье – нелюбимая работа в офисе с 9 до 6. Учимся круто писать, работать с командой и общаться с налоговой
Любимое дело, воображаемая старость, красота, снег и музыка ноября от Кирилла Иванова (СПБЧ)

Любимое дело, воображаемая старость, красота, снег и музыка ноября от Кирилла Иванова (СПБЧ)

Интервью с лидером группы СПБЧ накануне киевского концерта

ТОП месяца

Легенда хаус-сцены выступит в Closer: Marcellus Pittman

Легенда хаус-сцены выступит в Closer: Marcellus Pittman

Вне зависимости от реальной метеорологической ситуации, суббота в Клоузере будет солнечной
Где перезарядить мозги: гид по лучшим событиям рабочей недели в Киеве

Где перезарядить мозги: гид по лучшим событиям рабочей недели в Киеве

Куда пойти после работы
Новая украинская музыка: группа The Erised презентует альбом в клубе Atlas

Новая украинская музыка: группа The Erised презентует альбом в клубе Atlas

Почему вечер среды тебе стоит провести в Атласе, разбираемся в этом материале
Fine Nuances: одежда для личности и кофе для счастья

Fine Nuances: одежда для личности и кофе для счастья

Пофилософствовать на тему вещей за чашкой самого-вкусного-эспрессо-в-мире от FINE и Александра Славинского мы отправились в шоу-рум NUANCES
Киевская философия: ответ на главный вопрос жизни, Вселенной и всего такого

Киевская философия: ответ на главный вопрос жизни, Вселенной и всего такого

В преддверии Всемирного дня философии редакция рассуждает об истории, развитии и применении этой науки в парадигме столичной жизни
Наверх