Лесь Подервянский в «Калинке-малинке»: нетленке цензура не страшна

Анна Фионик 14 января 2010, 12:34  2649

В канун Старого нового года клуб-ресторан Калинка-Малинка преподнес своим гостям подарок – выступление известного украинского писателя, драматурга и художника Леся Подервянского. И клуб не прогадал – народу пришла уйма, а ведь цена за вход была отнюдь не маленькой. Впрочем, на фоне последних событий в области цензуры ходить на выступления Леся – долг любого культурного человека.

Комиссия по общественной морали (само название чего стоит-то!) наивно полагает, что, запретив книги и пьесы Подервянского (или кого-либо другого из украинских литераторов), убережет неокрепшие умы молодежи от заражения миазмами развращенности и матерной лексики.

Помилуйте – когда же это подрастающее поколение черпало эмоционально окрашенную лексику из книг? Дай бог, чтобы их вообще читали! Тем более, если брать творения Леся, то вряд ли они будут понятны (отсюда – и вряд ли интересны) нынешним подросткам. Ну не о морали взрослых же людей печется многоуважаемая комиссия! Всю суету с моралью и цензурой можно проиллюстрировать цитатой из пьесы «Павлик Морозов»: «Вони шукають те, чого нема, щоб довести, що його не існує».

Впрочем, развитым людям наплевать на цензуру – Леся Подервянского слушали, слушают и будут слушать. Несмотря на то, что нынче он радует новеньким нечасто – пусть. Он уже сотворил огромное количество гениальных образов, которые успели стать нетленкой.

Нетленку и выдал Лесь в Калинке-Малинке. Начал с самой свежей пьесы – «Блеск и нищета пида..сов», посвященной актуальной тематике всеобщей гламуризации.

Великий драматург всегда интересовался эпосом и мифологией. Искра, которой одарено все его творчества, высекается соприкосновением великого, эпического и маленького, смешного. В этом и есть вся соль – уметь иронизировать, да что там, хотя бы видеть и чувствовать иронию. У нас же в «высокообразованном» обществе принято брезгливо морщить нос и говорить – фи, он сказал грязное слово. Вот таким вот «борцам» за чистоту стоит послушать некоторые пьесы Леся, чтобы найти в них себя, и, если хватит интеллекту, посмеяться над собой (великий дар!).

Подервянский
читал почти три часа, практически без пауз. Публика не устала, публика хотела еще – уж слишком редко балует Лесь выступлениями. Его умение держать аудиторию просто поразительно – голос, интонации, выражение – все на высоте.

После ставшего уже легендарным «Гамлета» он начал читать «Павлика Морозова» - очень хотел, по его словам, прочесть именно эту вещь. «Остановите меня, когда вам надоест», - молвил Подервянский, но никто его советом не воспользовался.

Комментарии