Диалоги со вкусом: интервью с Петром Листерманом

Элина Елизарова 22 декабря 2009, 19:07  1700

 

После обмена комплиментами и шутками наш диалог превратился в приятную содержательную беседу, которая открыла мне «злого гения», «смешного очкарика» Петра Листермана как интересного, мудрого, веселого и образованного мужчину - Петруччо и Бендера в одном лице.

К слову, этот ремень  спас отца Пети Листермана от немецкого снаряда. И его твердая кожа не раз касалась изнеженных тел современных олигархов. Между прочим, Билл Гейтс тоже получил папиного ремня!

Именно  там 16 летний Петя Листерман лишился всего  с 25 -летней  девушкой.  

И  тогда неприглядный студент, первокурсник мордовского университета сделал все, чтобы сказка не кончалась. Он просто принял решение не  спускаться  с гор курорта и остаться в Чегете навсегда! Предприимчивый Петя получил работу на турбазе у некогополковника  Минобороны Самодурова. За 62 рубля в месяц будущий вершитель судеб человеческих убирал территорию санатория. Впрочем, для 16 летнего парня такая работа была сказкой – она занимала всего пару часов до 9 утра, давала жилье, питание и еще на карманные расходы. К тому же рядом не было папы и его ремня, зато была элита советского общества – высшие государственные чиновники, туристы иностранцы, и, конечно же, их дочери, жены, племянницы и любовницы…

Вспомнив, что иностранцы любят  иконы и берут их за  бешеные  деньги, мозги юного математика просчитали одно нехитрое уравнение. И уже через пару дней доверчивые интуристы меняли свое туристическое снаряжение, цена которого была около 1000 долларов, на рублевые иконы  советской современности, наивно полагая, что везут домой частицу  истории великой России 17-го века. Но Петю уже тогда не беспокоили муки совести. «Я продавал им радость! Вы представляете счастье этих  людей, тогда на границе у них собирались  изымать культурнее достояние России (иконы 17 века нельзя было вывозить из страны),  и после нескольких минут нервного  и тяжелого ожидания им возвращали реликт и желали приятного пути!». По логике юного Пети Листермана он всех делал счастливыми – иностранцы оставались с иконами, он со снаряжением, а трое дворников и пару друзей - с зарплатой.

Именно это время и это место можно считать рождением Петра Листермана такого, которого мы знаем сейчас. Именно иконы и туристы сделали из ботана Пети всемирного «продавца лохматого счастья» (кстати, слово «продавец» не нравится Петру, он никого никому не продает, он просто делает людей счастливыми,  в благодарность за это, они делают счастливым его).Вот эта точка отсчета – момент выбора между принятыми нормами морали и здравым смыслом. «Уступить  милую, с которой не связывают серьезные чувства и планы начальнику, или лишиться горного рая с его свободой, туристами, иконами и женщинами?».

Это, кстати, не единственный удар судьбы в горнолыжном раю.  Был на всё ущелье один мент,  я коррумпировал его. В  1979 году этот блюститель порядка ущелья намекнул повышения зарплаты. Правда, очень странным образом…

Как рассказал Пётр, его  приковали наручниками к батарее, били и оставили так на пару дней, даже не объяснив причины. Как потом выяснилось, милиционер не смог найти подходящих слов, чтобы объяснить, что он так хочет 2 пары джинс в месяц, а  не одну. Постеснялся попросить и поступил так, как хватило ума у милиционера из ущелья. Вот благодаря этой истории, как сказал Листерман, был  Петруччо в одном ущелье, а стал Василий Иванович в другом.

Вот так помотавшись по горнолыжным ущельям, набравшись опыта и сколотив первый капитал, Пётр уехал в Москву. Он просто решил:

И стал! Правда, режиссером не кино, а человеческих судеб. Кинематограф к Пете Листерману поначалу повернулся задом. Буквально.

Занятно, что дворник и «убиральщик говна» как называет эту работу сам Петр – две единственные  официальные записи в трудовой книжке Листермана. 

 

Так Пётр Листерман выразил свое восхищение талантом шеф-повара ресторана «Марио». И добавил: «хочу жить  у него в кастрюле».

Элина Елизарова

Элина Елизарова

Комментарии