Дэвид Уэйн издевается над Библией

4 сентября 2008, 11:34  596
Gloss

Начинающему режиссеру Дэвиду Уэйну не помешало бы нанять себе парочку телохранителей. После выхода на экраны фильма "Десять заповедей" святые отцы с удовольствием насмерть забьют его библиями. Абсолютно заслуженно, между прочим. 

Десять заповедей – изощренный стеб над десятью догмами, которые, если верить Старому Завету, продиктовал Моисею сам Господь Бог. Десять короткометражек склепаны в один фильм, в перерыве между всем этим безобразием рассказчик в голубой рубашке пытается что-то комментировать, но ему мешает истеричная жена, закатывающая скандалы по всем существующим поводам. 

Трактовка всех этих заповедей более, чем своеобразна. Любой более-менее верующий человек возмущенно выбежит из кинотеатра, а уж страстный христианин мигом забудет, что убивать – это грех и с удовольствием примет участие в процессе лишения жизни режиссера всего это безобразия. "Не произноси имя Господа всуе" гласит вторая заповедь. Тридцатипятилетняя Глория носит дурацкие очки и работает в библиотеке, поэтому даже не очень удивительно, что в своем далеко не юном возрасте она остается беспорочной. Полетев к родственникам в Мехико, Глория знакомится с длинноволосым красавцем и вмиг лишается невинности. Да только чувак оказывается ни кем иным, как самым настоящим Иисусом Христом, который умеет ходить по воде и не желает возноситься, а с удовольствием прожигает жизнь на Земле. Но отпуск не вечен, и Глории приходится возвращаться домой. Она не может выкинуть из головы фееричного любовника и обзывает своего бойфренда в постели Иисусом Христом, что, естесственно, провоцирует семейный скандал. Очень поучительная история. 

Другие - не менее абсурдны. История о парашютисте, который застрял по пояс в земле и стал идолом для молодежи (не сотвори себе кумира). Рассказы о женщине, которая переспала с деревянной куклой (не прелюбодействуй) и о враче, который по приколу забыл у пациентки в животе ножницы (не убий). А заповедь "не пожелай ничего, что у ближнего твоего" раскрывается через призму группового гомосексуализма. 

Даже не заглядывая в биографию Дэвида Уэйна, можно смело предположить, что он – поклонник Монти Пайтона. Десять заповедей здорово напоминают странную смесь Жития Брайана и Смысла жизни по Монти Пайтон. И если по тонкости юмора эта комедия, возможно, не дотягивает до шуток культового цирка, то по абсурдности достойна номинации на Оскар.

Комментарии