На экраны выходит новый фильм Вуди Аллена

Gloss 26 декабря 2007, 19:30  296

В "Мечтах Кассандры" нет столь полюбившейся режиссеру Скарлетт Йоханссон, как нет и завезенных из Голливуда американских актеров, зато есть многое другое, достойное внимания. И прежде всего - сатирический взгляд на современную буржуазную элиту.

В центре фильма - история двух братьев, которых играют ирландец Колин Фаррелл и шотландец Эван Макгрегор. Оба - лондонские "кокни" - и по акценту (как говорят англичане, несколько карикатурному), и по культурному уровню, но не лишены амбиций, пишет "Коммерсант". Один злостно играет в карты и на собачьих бегах, что иногда дает возможность купить яхту (он называет ее "Мечта Кассандры" - в честь принесшей удачу собаки), зато в другой раз оставляет его с долгами, за которые могут переломать хребет. Другой брат наследует ветхий ресторанный бизнес отца, из которого мечтает вырваться и отчалить в Калифорнию.

Определенную роль в том, как братья решают свои проблемы, играют женщины. Однако в образе Мефистофеля выступает богатый дядя героев, готовый устроить их финансовые дела, если они помогут устранить его партнера по бизнесу, который грозится свидетельствовать против него в суде.

Третий подряд английский фильм Вуди Аллена по тону сделан на стыке «Матч-пойнта» и «Сенсации»: сюжет, безусловно, драматический, даже трагический, но тайминг, ритм, диалог этой картины принадлежат скорее жанру комедии. Чтобы почувствовать контраст, стоит посмотреть выходящие у нас почти одновременно «Игры дьявола» Сидни Люмета, где чрезвычайно похожая история рассказана в куда более депрессивном ключе, пишет "Афиша".

Аллен концентрируется на взаимоотношениях братьев — сталкивая туповатого, брови домиком, Фаррелла и обаятельного, но неуловимо неприятного МакГрегора — и нарочито уводит в тень узловые моменты криминального сюжета: все они, если подумать, остаются за кадром. В кульминационной сцене камера Вилмоша Жигмонда (одного из лучших операторов 70-х, с Алленом работавшего только в «Мелинде и Мелинде») попросту спасается бегством, прячась от увиденного в кусты.

Тема фильма — заведомо обреченное противостояние героя и фатума. После выхода «Матч-пойнта» Аллен отрицал знакомство с «Американской трагедией» Драйзера и ее классической экранизацией «Место под солнцем», но, словно издеваясь, уже дважды — в «Сенсации» в комическом виде, в «Кассандре» серьезно — цитирует финал той истории. Иэн вслед за героями «Места» и «Матч-пойнта» пытается прыгнуть выше головы, бросить вызов заведенному порядку вещей, но судьба не девушка, чтобы пускать ей пыль в глаза.

Возможно, «Мечте Кассандры» где-то не хватает изящества и иронии «Матч-пойнта» и она немного провисает в финальной трети. В то же время этот замечательный фильм наглядно, как никакой другой, раскрывает метод Аллена, нерасторжимую связь смешного и трагического, единство, в котором сосуществуют банановая шкурка и разбитая голова. В загробном царстве у Аллена рассказывают анекдоты. Но анекдоты и приводят в загробное царство.

Комментарии