В прокат выходит комедия с Томом Хэнксом и Джулией Робертс

Gloss 22 июля 2011, 14:00  1072

Это второй полнометражный опыт Тома Хэнкса в роли режиссёра. Как и в случае с комедией «То, что ты делаешь», двукратный лауреат «Оскара» сидит на нескольких стульях – на его совести и сценарий, и игра в кадре, и продюсирование. Если бы мистер Хэнкс один из стульев кому-то одолжил, возможно, «Ларри Краун» от этого только выиграл бы.

Школа жизни

Коммуникабельный чудак неопределённо среднего возраста Ларри Краун (Хэнкс) работает в гипермаркете консультантом и регулярно побеждает в номинации «Сотрудник месяца». Когда его снова зовут на ковёр, он уверен, что идёт за ещё одной порцией признания. У боссов иные планы: Ларри как парень без высшего образования попал на вершину чёрного списка на увольнение. О недостаточном интеллектуальном уровне Крауну сообщают его коллеги с лицами вышибал в стиле «а ещё я туда ем». Выброшенный на обочину жизни с ипотечным кредитом на шее, Ларри меняет машину на мотороллер и записывается на курсы в колледж. Одну из дисциплин ведёт женщина (Джулия Робертс) с алкогольными привязанностями и мужем-подонком. Однажды Ларри с учительницей хорошенько напиваются. Жизнь начинает налаживаться.

Приключения Тома и Джулии

В 90-е в паре с Мэг Райан Том Хэнкс сыграл в двух изящных мелодрамах – «Неспящие в Сиэтле» и «Вам письмо». Те картины снимала Нора Эфрон – режиссёр, который имеет все характеристики голливудского Эльдара Рязанова: заурядные сюжеты про любовь-морковь в её руках обретают обаяние мудрых житейских историй. Похоже, Хэнкс мечтал о такой же славе.

Нет, у него получилось несколько раз удачно пошутить – дьявольский хохот преподавателя по экономике ещё долго отдаётся эхом в голове. Однако ловкие комические сцены Хэнкс с остервенением торопится заштукатурить слезоточивой патокой – чтобы мы не забыли, что это не какой-нибудь ситком, а кино о тонких движениях души. А это всегда самая опасная зона, из которой тот же Рязанов умудрялся выйти целым и невредимым лишь за счёт ювелирной игры актёров. Хэнкс и Робертс всё-таки не Мягков и Фрейндлих.

Джулия оптимально реализует свой талант в лентах с острым сюжетом: её «Оскар» за «Эрин Брокович» более чем заслужен. В «Ларри Крауне» она вынуждена в десятый раз изображать тоску по большой и чистой любви – и нет картины печальнее на свете. А сам Хэнкс не нашёл ничего лучше, как поработать выражением лица прекрасного недоумка, украденным у Форреста Гампа.

Комментарии