Стиль жизни

«Люди стали более озлобленными от тяжелой жизни»: датчанин Йоханнес о жизни в Киеве

Богдан Семенченко 31 января 2018, 12:16  2416

Мы продолжаем смотреть на Киев глазами иностранцев. Перед этим о положительных впечатлениях от переезда и киевской показушности рассказывал испанец Мигель, о социальном неравенстве и культурном развитии столицы — француз Матьё. В этот раз наш герой — датский журналист и правозащитник Йоханнес Вамберг Андерсен, который с перерывами живёт в Киеве уже 19 лет. 

Йоханнес свободно общается на русском, поэтому публикуем его рассказ от первого лица без перевода. 


Датчане Украину в целом воспринимают как нечто отдаленное, и, к сожалению, ассоциации у них только с плохим


Украина для меня чудесная и в то же время чудовищная страна. Чудесная своей природой — горы, леса, море, климат, старинные храмы, ночные поезда и открытые любопытные люди. С другой стороны — проблемы личной безопасности, бедность. Датчане Украину в целом воспринимают как нечто отдаленное, и, к сожалению, ассоциации у них только с плохим: Чернобыль, коррупция, беззаконие. Так или иначе они до сих пор связывают Украину с Россией. Потому что Россия есть в шаблонных представлениях о мире большинства людей, а Украины — нет. Скандинавы ездят отдыхать в Средиземноморье или в Таиланд. Об этих странах у них есть представление. Азия кажется им ближе, нежели Украина, поэтому здесь они бывают реже.

Страны СНГ зацепили меня с юности — это бурная история и загадочное зазеркалье. В 1999 году, когда я был студентом, мне представилась возможность стажироваться в датском посольстве в Украине. Я писал аналитические отчеты о том, что здесь происходит, для нашего МИД. После стажировки я вернулся сюда как наблюдатель на выборы, и с 2004 года живу в основном здесь. Почему? Даже при бедности острее, чем в России, тут я остро ощущал надежду и готовность к переменам. Это меня впечатлило. Здесь я в разное время работал журналистом-фрилансером от Дании, консультантом, культуроведом, правозащитником. Киев тогда для меня казался тихим и спокойным. Если нужно было с кем-то поговорить из политиков, официальных ведомств, то это происходило намного проще, чем, например, в Москве. То же было и в личном общении. Это было большим плюсом.

Мы в Европе привыкли говорить о «странах третьего мира», странах, которые развиваются. Это Африка, Азия. Но при этом забываем, что же такое «второй мир». Этот мир скрыт от нас, мы не представляем, что здесь происходит. Возьмем Украину. С одной стороны — это Европа, на вид все очень похоже — люди, большие города, все решают те же бытовые вопросы. С другой стороны — бедность и совсем иные правила игры. Интрига!

Украина — очень интересное место. Здесь европейские ценности в широком понимании сталкиваются непонятно с чем. Поэтому тут гораздо интереснее работать, следить за всеми процессами, чем в той же Польше или Венгрии, где сейчас тоже есть проблемы. Да и у нас тоже есть масса проблем, но они совсем другого характера.



Новая полиция не приезжает, когда я говорю, что кто-то неправильно припарковался. Спрашивают, сильно ли мешает мне этот автомобиль


Сейчас же люди стали более озлобленными. Это от тяжелой жизни, я понимаю. Не уступают место, подрезают, паркуют машины на тротуарах, кричат на детей. Если делаешь им замечания, то они ведут себя агрессивно. Я недавно сделал замечание водителю, который неправильно и неудобно для пешеходов припарковался. Он что-то ляпнул. Я отошел и сфоткал его авто, без его лица, а тот выбежал и начал меня бить. Мне пришлось громко кричать, чтобы привлечь к себе внимание прохожих. Только нацгвардеец мне помог, а новая полиция не приезжает, когда я говорю, что кто-то неправильно припарковался. Спрашивают, сильно ли мешает мне этот автомобиль.  

Самое ужасное было, когда люди владельца в пабе «Bierstube» избили меня так, что в итоге забрали два года моей жизни. Это при том, что тот паб воспринимался как надежная гавань, где тебя всегда будут воспринимать, несмотря ни на что. Оказалось — наоборот. Может всё потому, что немец-владелец был из ГДР и служил офицером советской армии, то есть был далеко не тем западным человеком, за которого себя выдавал. Где-то, скажем на Шулявке, за пьяное поведение меня бы просто выгнали, а в «Bierstube» меня били ногами.  

Мне кажется, Киев не очень привлекателен для европейского среднего класса. В Риге, Бухаресте, даже в Центральной Европе или Балтии для приезжих разместили на улицах множество указателей, карт, маршрутов. При помощи этих указателей можно найти много хороших кафе, ресторанов, пабов, стрип-клубов, да чего угодно. Здесь же все лучшие места, где действительно собираются интересные люди, находятся во дворах, в подвалах или как-то подпольно, без вывески. Это будто следствие советской диктатуры, которая вынудила людей общаться на кухнях, не афишировать свою внерабочую деятельность.

Центр не выдерживает столько машин, неприятно ходить по городу среди бесконечного количества припаркованных автомобилей


По сравнению с нулевыми, в Киеве стало больше машин, население выросло, прибавились микрорайоны, но инфраструктура отстает в развитии. Четвертая ветка метро всё ещё не предвидится. Появилась городская электричка, но она ходит редко и всё равно не покрывает достаточное количество людей. И чем скорее Киев движется по уровню жизни к Европе, тем острее ощущаются недостатки той инфраструктуры, которая есть. Паркинги возле крайних станций, четвертая ветка метро, выделенные полосы для общественного транспорта, велосипедные дорожки такому городу просто необходимы. Центр не выдерживает столько машин, неприятно ходить по городу среди бесконечного количества припаркованных автомобилей. Нужна муниципальная служба, которая будет штрафовать тех, кто припарковался в неположенном месте, как это происходит в Дании. Также нужно развивать водный транспорт. Туристические катера, которые есть — это прекрасно, но это не транспорт. Нужны маленькие, быстрые водные автобусы. Они могли бы соединять Оболонь с Петровкой и даже дальше. В общем, сейчас я бы поставил инфраструктуре города 4 из 10.

 

Я заметил, что люди здесь постоянно думают о себе. Они вынуждены постоянно бороться за выживание и устают от этого. Жить в таком обществе сложно. Если ты идешь с развязанными шнурками, то тебе обязательно скажут. Это хорошо и правильно. Но при этом те же люди блокируют выход из вагона, потому что выходят через две станции. Хотелось бы прибавить к украинской прямолинейности европейскую вежливость.  

Украинцы молодцы во многом, но часто вопрос образования поставлен так, что для получения высокого балла нужно просто хорошо повторить то, что сказал учитель. А это же не настоящее образование. По-хорошему нужно делать так, чтобы ученики и студенты могли самостоятельно находить решения, и учить нужно прежде всего этому. В Украине очень много отличных молодых специалистов, но я не раз сталкивался с тем, что они не всегда могут решить вопрос творчески. Вроде бы всё верно на отдельных этапах, а в итоге результата нет. Они не могут успешно противостоять обстоятельствам, которые от них не зависят. Хотелось бы добавить им инициативности. Вот вроде бы и открывается столько кофеен вокруг, популярными стали бренды «made in Ukraine», но даже в этих вопросах вам часто не хватает стратегического мышления.

Если бы я был художником или мыслителем, то обязательно переехал бы сюда жить на какое-то время. Здесь всё бурлит и притягивает к себе людей от искусства


Я всё же считаю, что Киев — это хорошее, перспективное место для иностранцев. Если бы я был художником или мыслителем, то обязательно переехал бы сюда жить на какое-то время. Здесь всё бурлит и притягивает к себе людей от искусства. Но возникает одна из киевских проблем — иностранец не может здесь жить, не имея работы. Ему просто не выдадут право на жительство.

Хюгге — это большой вызов для украинцев. В киевских офисах всегда белые стены и очень неуютно. Традиционно говорят, что так и надо, чтобы люди эффективнее работали. У нас же всё наоборот: если человеку удобно и уютно в помещении, то он и работать будет лучше. В Украине с советских времен принята люминесцентная лампа на кухня и люстра в зале: там будто больница или дворец, только верхний белый свет. А мы же наоборот любим больше светильников по бокам. Это дает помещению совсем другую атмосферу.

Было так странно, когда я увидел, сколько внимания было приковано к песенному конкурсу Евровидение. В Европе Евровидение — это соревнование для третьего эшелона эстрады. Поэтому я был крайне удивлен, когда увидел, сколько сил было вложено в этот проект со стороны Украины, будто в усовершенствование дурного вкуса. Мне куда больше нравится то, что делает сейчас группа DakhaBrakha. Они как будто осмысляют украинскую фолк-культуру.

И если раньше вышиванки можно было связывать с советскими показательными выступлениями, то теперь вышиванки для меня — символ борьбы и достоинства. Вот из-за таких перемен я и люблю Украину. Люблю её за то, что она меняется на глазах, за то, что народ творит европейскую историю. За ее бурное прошлое и спорное будущее. Люблю я тех «небайдужих», которые отстаивают Украину перед злом вопреки всем препятствиям. 

Комментарии