Блиц-интервью Бориса Михайлова на открытии выставки

Gloss 15 сентября 2008, 15:59  0

– Неделю назад в Харькове вы показали проект "Я – не я" целиком. До этого были две большие выставки в Москве. Почему в Киев доехали всего четыре работы?
– В Москве ни одна выставка ретроспективой не была: просто было много места и много работ. Здесь места мало, поэтому я нашел то, что вписалось в это пространство. Получилась такая выставка–напоминание о возрасте.

– Вам предлагали сделать полноценную ретроспективу в Украине? Ведь вас здесь практически нет!
– Есть немного в PinchukArtCentre: две серии, почти два зала. Сейчас, вроде бы, переговоры идут – значит, еще что-то будет. Но в мире так много хороших художников, которых здесь совсем не знают,– вот их надо показывать. А меня-то зачем?!

– Сейчас вы много снимаете? – Честно? Сейчас почти не снимаю серьезно. В среднем у меня перерыв между сериями четыре года. Сейчас период немного затянулся – идет процесс распознавания происходящего. Где мы живем, чем эта жизнь отличается от той, другой, ее визуальные особенности, как их выразить... Это такой сложный момент, и не только для меня, а вообще для фотографов.

– Вы долго жили в Германии и говорили, что оттуда лучше видится то, что происходит здесь. Что видится сейчас?
– Иногда лучше смотреть оттуда, но сейчас точно нужно быть здесь. Хотя осознания ситуации все равно пока нет.

– Тем не менее вы делали проект для прошлогодней Венецианской биеннале – значит, что-то все же рассмотрели.
– У меня две линии отношения к Украине. С одной стороны, городская – она шла от бомжей через слабость стариков, вялое депрессивное гражданское состояние и перешла к легкому козлиному подпрыгиванию, когда еще можно не обращать внимания на жизнь. С другой стороны, такая сельская идеальная картинка, которую можно на стену вешать. Там природа и женщина (я называю ее "жопа в тапочках"), которая смотрит на какую-то прекрасную реку. Эта картинка получилась неожиданно западной. Эта двойственность оформляет некое слитое пространство между прошлым и будущим. Например, все уже слилось по цене: когда-то я говорил, что самая дешевая курица на Александерплац, а теперь здесь цены такие же.

– Существует мнение, что ваши работы "музейные": их тяжело полюбить и тяжело держать в частной коллекции.
– Ошибка стопроцентная. Кажется, что они непригодны для так называемой "культурной комнаты": зачем показывать бедность и грязь, в то время как лично мы живем совсем неплохо. Приходишь в такой дом, где висит один Пикассо,– и попадаешь в унылое эстетское пространство. Люди думающие, особенно политические личности, должны иметь социальные работы, чтобы видеть, зачем они существуют и для кого. Живой человек делает живым все вокруг, даже абстракции.

Комментарии